98

31629

vik 01
vik 01

Форумец

Offline

Сообщений: 6250

Регистрация: 25.08.2010 в 16:06

Возраст: 53 года

20.03.2012 в 11:29

Фото из одноклассников.
Борисоглебск в день похорон Сталина.

alex100ru
alex100ru

Форумец

Offline

Сообщений: 411

Регистрация: 13.09.2007 в 13:08

Возраст: 36 лет

26.04.2012 в 23:23

Выпускники летной школы.

vik 01
vik 01

Форумец

Offline

Сообщений: 6250

Регистрация: 25.08.2010 в 16:06

Возраст: 53 года

25.06.2012 в 15:14

Город Борисоглебск знаменит своими уроженцами.
Один из них - Владимир Васильевич Гусев (13.5.1931-27.11.2007) - историк, педагог, кандидат исторических наук (1959), профессор (1983). В 2000 году удостоен звания "Почетный гражданин г. Борисоглебск". С 1999 года - почетный член союза ректоров Российской Федерации.
В 1965-1972 годах был деканом исторического факультета ВГУ, в 1972-1987 годах был избран ректором ВГУ и занимал эту должность до 1998 года. В 1997 году В.В. Гусев был удостоен почетного звания "Заслуженный работник высшей школы Российской Федерации".

vik 01
vik 01

Форумец

Offline

Сообщений: 6250

Регистрация: 25.08.2010 в 16:06

Возраст: 53 года

10.07.2012 в 11:43

Данные 1935 года.

vik 01
vik 01

Форумец

Offline

Сообщений: 6250

Регистрация: 25.08.2010 в 16:06

Возраст: 53 года

13.07.2012 в 10:22

Интересный материал В. Черникова в газете "Коммуна" (№№ 98-100, июль 2012 года)

Мистер
Мистер

Конкистадор

Offline

Сообщений: 27965

Регистрация: 27.08.2008 в 09:58

Возраст: 35 лет

20.01.2013 в 12:08

ищу фото ул. аэродромной 1980-1999

O Dэ
O Dэ

Форумец

Offline

Сообщений: 4083

Регистрация: 09.01.2011 в 05:45

08.02.2013 в 13:25

Цитата:

Сообщение от O Dэ

из альбома Валерий Борзунов
предположительно Борисоглебск
фото 1978 год
Вложение 2116150

Казанский храм – на улице Садовой
http://www.borisoglebsk.vob.ru/page/hram/kazansky.htm
Вложение 2116216Вложение 2116217
Снимок 1978 года сделан во время обмерочной практики студентами-архитекторами ВСХИ.
В 1993 году храм восстановлен и занесён в список объектов исторического и культурного наследия регионального значения.
http://rustemple.narod.ru/vrn_boriso...azanskaya.html

vik 01
vik 01

Форумец

Offline

Сообщений: 6250

Регистрация: 25.08.2010 в 16:06

Возраст: 53 года

28.02.2013 в 10:36

С городом Борисоглебском связано имя народного артиста РСФСР Григория Марковича Ярона (1893-1963).
"Современной молодежи он практически незнаком. Григорий Маркович родился в Петербурге в семье, прочными узами связанной с искусством. Поэтому никто из родни не удивился, когда Ярон в 1912 году окончил драмшколу Петербургского литературно-художественного общества. Этот факт известен, прописан во многих энциклопедиях. Потом идут упоминания о работе артиста в театрах других городов. Но везде упущена важная деталь его биографиии. Ведь сразу после окончания драмшколы весь курс Ярона во главе с режиссером Киевским приехал на летниц сезон в Борисоглебск.
Как вспоминал в автобиографической книге Григорий Маркович, Борисоглебск сыграл в его судьбе значительную роль. Не счесть ролей, сыгранных здесь. Ведь недаром, когда на следующий год Ярон вернулся туда по приглашению антрепренера Миролюбова, на афишах значилось: "бенефис любимца здешней публики Г.М. Ярона. В первый раз новинка столичных театров - "Маленькая шоколадница", комедия Гаво". Спектакль прошел с успехом, но вскоре начинание Миролюбова рухнуло. Актеры создали собственное товарищество, с которым ездили по округе. В своей книге Ярон упоминает среди прочих гастрольную поездку в Острогожск.
Артист играл разнообразные роли во многих спектаклях. Среди них - "Царь Эдип", "Камо грядеши", "Ревность" и другие. Многие его коллеги разъехались, а Ярон остался в Борисоглебске. Помимо сцены он нашел здесь себе подработку: был тапером в кинематографе. По 12 часов приходилось просиживать за инструментом.
Потом, уже будучи одним из организаторов, ведущим артистом и руководителем Московского театра оперетты, Ярон не забывал годы своей молодости, связанной с нашим краем."
Материал П. Лепендина из "Воронежского телеграфа" № 158, февраль 2013 г.

vik 01
vik 01

Форумец

Offline

Сообщений: 6250

Регистрация: 25.08.2010 в 16:06

Возраст: 53 года

28.03.2013 в 13:26

Фото 1920-1930- годов (из историко-художественного альбома "Борисоглебск", 2011 год.

vik 01
vik 01

Форумец

Offline

Сообщений: 6250

Регистрация: 25.08.2010 в 16:06

Возраст: 53 года

28.03.2013 в 15:14

В городе Борисоглебске Воронежской области открыли мемориальную доску В.И. Мальшину Версия для печати

27 марта на здании Борисоглебского драматического театра имени Н.Г.Чернышевского была открыта мемориальная доска Почетному гражданину города Борисоглебска, Заслуженному работнику культуры Российской Федерации Владимиру Ильичу Мальшину. Об этом сообщила пресс-служба горадминистрации Борисоглебска.
Владимир Ильич Мальшин руководил Борисоглебским драмтеатром 37 лет, с 1974 по 2011 год.
Открывая мероприятие, глава Администрации городского округа А.Н.Кабаргин отметил, что увековечивание памяти о земляке борисоглебцев в Международный день театра – это дань уважения и благодарности человеку, для которого театр стал жизнью и судьбой.
На открытие мемориальной доски В.И.Мальшину пришли депутаты Борисоглебской городской Думы, работники культуры округа, молодежь, общественность округа и театралы.
У микрофона выступили те, кто долгие годы работал вместе, хорошо знал, любил Владимира Ильича. Это бывший председатель горисполкома А.А.Вершков, Почетный гражданин Борисоглебска В.Т.Мокшанцева, главный режиссер театра А.Бондаренко. Все они говорили о том, каким светлым, энергичным, ответственным и болеющим душой за театр и всех актеров был Мальшин.
Как отметил И.В.Мальшин – сын Владимира Ильича, «отец был бы доволен тем, что жизнь в театре кипит, что идут спектакли и не пустеет зрительный зал».
Коммуна. Дата: 28.03.2013 14:49:15

vik 01
vik 01

Форумец

Offline

Сообщений: 6250

Регистрация: 25.08.2010 в 16:06

Возраст: 53 года

11.12.2013 в 12:34

Страницы будущей книги. Бенефис с пулемётом
«Если теперь, закрыв глаза, припоминаю эти два месяца, - знаете, что встаёт в памяти? Живые картины, костюмы, балетные постановки, репетиции, концерты, пантомимы. Какое-то художественно-благотворительное поветрие носилось над нами рядом со злобно буйствующим хулиганством. Утром панихиды, вечером оркестры; в острог пища посылалась, и в то же время готовился буфет для благотворительного концерта; шились платья для сирот, и тут же кроились костюмы».
Виталий Черников
В апреле 1918 года князь Сергей Волконский организовал в борисоглебском Народном доме первую в России выставку, посвященную декабристскому движению. Основой экспозиции, открывшейся «в пользу раненых и увечных воинов», стали материалы из семейного архива.
В местной типографии был отпечатан каталог. В промежутке между обысками и допросами в ЧК князь готовил спектакль в пользу земских служащих, изгнанных большевиками с работы. В разгар репетиций был арестован один из исполнителей, некто Чикаревский. Пришлось искать ему замену.
Волконскому удалось бежать из города. Можно сказать, легко отделался. События, очевидцем которых он стал в Борисоглебске, были лишь репетицией красного террора. Главные казни ещё впереди.
Кое-кто из борисоглебцев оставил мемуары о том времени – к сожалению, они не столь подробны, как написанные Волконским, и полны умолчаний: советская самоцензура! Обидно, что без Сергея Михайловича не нашлось никого, кто мог бы рассказать нам о культурной жизни города в тот страшный год. Борисоглебск входил в Тамбовскую губернию, и, естественно, многие архивные документы тех лет хранятся у наших соседей. Воронежцу информацию приходится собирать по крупицам. Хорошо, что Интернет пока не запретили.
Случались ли в Народном доме спектакли после того, как Сергей Волконский покинул город, пока не ясно. Вероятно, летом 1918-го здесь проводились главным образом собрания да митинги. Один из них, на тему «Текущая борьба» красных с белыми», состоялся 20 июля. Сохранившаяся афиша обещает выступление на нём и Якова Никулихина – лидера борисоглебских большевиков, прибывшего из Питера.
К лету город, по словам С.Макшанцева, автора опубликованного летом 2011 года в «Борисоглебском вестнике» цикла статей о 1918-м, «превратился в типичный прифронтовой пункт, где военная и гражданская власть слились в единое целое». В уезде формировались красноармейские полки. Главной задачей была защита железнодорожной магистрали Борисоглебск – Царицын. В сражении побеждали то красные, то белые.
Возможно, какая-то информация, связанная с работой Нардома, содержится в книге Е.Богородицкого «В помощь просветительным обществам деревни».
Упоминание о том, что это издание вышло в городе в первые годы Советской власти, я нашёл в статье 2002 года Л.Перегудовой, основанной на материалах из фондов Тамбовской областной библиотеки имени А.С.Пушкина. Неясно, почему её автор датирует эту книгу именно таким образом, ибо «борисоглебское издание напечатано ещё с использованием дореволюционного шрифта: с отменёнными при Советской власти буквами i и ъ. К сожалению, в брошюре нет года издания».
Л.Перегудова приводит небольшую цитату, вот она: «С устройством Народного дома картина жизни в деревне светлеет: как и в городе, деревенский человек может пойти на спектакль, на литературный вечер, в библиотеку, в читальню узнать о новостях, на заседание просветительного общества, кооператива, на лекцию и т.д.».
Для 1918 года описание всё же выглядит слишком благостным. Вышедшая к 10-летию Октябрьской революции «Хроника революционных событий Тамбовской губернии» показывает, насколько не до спектаклей и литературных вечеров было в тех краях. 14 июня – в губернии объявлено военное положение. 17-18 июня – мятеж в губернском центре.
29 июля – снова введено военное положение. 1-2 августа – восстание крестьян в Мельгуновской волости.
И всё же… В коллекции редких печатных изданий Государственного архива общественно-политической истории Воронежской области хранятся два номера газеты «Известия Борисоглебского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов», дающие некоторое представление о стиле идеологической борьбы рубежа лета и осени 1918-го.
Так, 17 августа на общем собрании «Борисоглебской партии коммунистов» обсуждались ситуация на сахарном заводе («Из доклада выяснилось тяжёлое положение завода, много упущений, контрреволюционная деятельность управляющего заводом и его помощников») и положение местного гарнизона («предлагается Военному комиссариату и Чрезвычайной комиссии собрать всех дезертиров своего гарнизона и праздношатающихся отдельных лиц из отдельных армий и отрядов под строгий учёт.
Коммунисты должны войти в роты для организации ячеек коммунистов среди солдат»). Закончилось собрание в три часа ночи пением Интернационала и «Смело, товарищи, в ногу». На 8 сентября Исполнительный комитет Борисоглебского уезда созвал уездный съезд (пленарное заседание) Советов. Проходил он в Народном доме.
«Известия» от 1 сентября напоминают о том, что предшествовало этому событию: «Напор Красновских казачьих банд, близкая борьба под городом, волнения среди мобилизованных красноармейцев были выдающимися событиями момента. Теперь дни – отвечают за целые годы.
То, что было три месяца тому назад, того многого нет сейчас, то многое не годится сейчас». Самыми главными вопросами, требующими разрешения, в газетной передовице названы три: «1) продовольственный, 2) организация красной сильной армии, 3) организация комитетов бедноты и сельскохозяйственных коммун».Под одним из отчётов – подпись: «Я.Н. (Питерский)». Нетрудно догадаться, что автор - Яков Никулихин.
Среди трескучих отчётов о партсобраниях, воззваний к рабочим и крестьянам, сводок с фронтов весьма странно смотрится рубрика «Театр и искусство». Опубликованные в «Известиях» рецензии В.Колядинцева отличаются от прочего содержания газеты не только стилистически.
Кажется, что в них описывается совсем другой мир. Не удивлюсь, если выяснится, что кто-нибудь из редколлегии (неужто Никулихин?) интересовался театральным искусством и потому закрывал глаза на то, что содержание статей Колядинцева совсем не соответствует уже формирующемуся помаленьку партийному канону – в отличие, скажем, от расположившегося на соседней полосе «Разговора с несознательным красноармейцем о дисциплине», являющего собой едва ли не пьесу, два персонажа которой, Коммунист и Красноармеец, ведут философскую беседу: «Тот класс, который хочет действительно пользоваться свободой, должен быть организован.
Свободой необходимо пользоваться организованно, каждый должен подчинять свои интересы интересу класса», - учит Коммунист. «Но где же это видано, чтобы была такая свобода? Я такого понятия свободы нигде не видал», - удивляется пока ещё малосознательный Красноармеец. Автор «Разговора» обозначен как «Питерский Коммунист». Тоже Никулихин, наверное.
В субботу, 17 августа, в театре Комиссариата Народного Просвещения (бывший «Паласс») состоялся бенефис Ю.С.Шатовой. При полном аншлаге показывали «Цыганку Занду». «Но… не была «полна» игра бенефициантки», - язвит Колядинцев, отмечая далее, что «первое появление её на сцену было неуверенно и печально, но не потому, что на долю её выпало передать слушателям печаль и страдание женщины, выросшей и развившейся под сводом голубого неба, среди полей и лесов дремучих, а потому, что ей приходилось сознаться перед слушавшей её публикой в преступлении, которое она решилась совершить против искусства, превратив последнее в ремесло для пропитания. Неуверенность и печаль, тяготившие сознание бенефициантки, передались публике; последняя встретила появление актрисы «тоже» неуверенными и притом жиденькими аплодисментами».
Рецензент не оставил от спектакля и бесчувственной игры Шатовой камня на камне. «В четвёртом же акте выстрел, неудачно произведённый из револьвера крестьянином Драгом (Кузнецовым) и смертельно ранивший цыганку Занду, оставил лучшее впечатление у слушателей, чем передача бенефицианткой предсмертных слов Занды», - иронизирует он – весьма, впрочем, тепло отзываясь об игре актёров Сергеева и Селицкой. Ниже помещён анонс: публике обещаны бенефис М.Г.Смирновой (24 августа будет показана пьеса М.Горького «На дне») и выступление на этой же сцене премьера Киевской оперы – тенора В.Востокова.
Рецензию Колядинцева, опубликованную в следующем, 66-м, номере «Известий» и посвящённую бенефису актёра Басманова, приведу, пожалуй, целиком:
«Чтоб музыкантом быть,
так надобно уменье»… (Крылов),
а чтоб слушателем быть,
так надобно терпенье…
В четверг, 29 августа, в бенефис главного режиссёра труппы М.В.Басманова в театре Комиссариата Народного Просвещения (бывш. «Паласс») представлено было: «Павел I» - Мережковского.
Роль «Павла I» исполнял бенефициант.
Сильная историческая драма, богатая по своим декорациям, обстановке и костюмам, а также и по характеристике царствования Павла I , его личности, как человека и императора, и закулисной жизни дворца, «опытною рукой» главного режиссёра была превращена или, вернее, искажена в плачевную, но не смешную комедию. Надо было вооружиться нечеловеческим терпением, чтобы прослушать пьесу до конца. Отсутствие приличных декораций и обстановки, да и самая игра артистов, парализовали всякое хорошее впечатление, могущее остаться от пьесы. Очевидно, бенефициант понимает термин «бенефис» не так, как понимает его публика.
Последняя привыкла понимать его как торжество для артиста, как представившуюся возможность ему показать слушателям заложенные в душе его артистические задатки, все его знания, уменье и опыт, а М.В.Басманов, наоборот, в свой бенефис показал им свои отрицательные (неуменье и неопытность) не только как режиссёра, но и как артиста.
В самом деле, неужели в Павловское время музыка играла когда-нибудь вальс «На сопках Маньчжурии» или солдаты отвечали на приветствие государя сбивчиво и неодновременно (здравия желаем, ваше превосходительство… высокородие… величество?) Нет, нет и нет. Как всем известно (только не Басманову), вальс «На сопках Маньчжурии» появился на свет после 1905 года (ошибка со стороны режиссёра более чем на 100 лет), а за незнание военного строя Павел I целые полки гонял в Сибирь. Следовало бы бенефицианту хоть над этим призадуматься!..
Что же касается самой игры бенефицианта, то, не вдаваясь в излишние подробности, можно сказать, что однообразный тон, отсутствие переживаний (особенно перед покушением на его жизнь), неудачная мимика и курьёзный высов языка – всё это лучше всякого слова обнаруживает в нём неопытного и не свыкшегося ещё со сценой артиста (удивительно, как он мог попасть в режиссёры, да ещё в главные?!).
Вообще же, давая себе отчёт об игре бенефицианта и постановке пьесы «Павел I», невольно вспоминаешь слова великого баснописца Крылова: «Как вы ни садитесь, а в музыканты не годитесь»… и хочется прибавить к ним: как вы, Басманов, ни трудитесь, а в «Павлы» не годитесь!..
Игра остальных артистов была удовлетворительная».
А 3 сентября в театре должен был состояться прощальный бенефис С.С.Шатова. Борисоглебцам предстояло увидеть пьесу Леонида Андреева «Тот, кто получает пощёчины».
Именно в те сентябрьские дни губернский Театральный отдел Комиссариата Народного Просвещения созвал съезд культурно-просветительных пролетарских организаций Тамбовской губернии.
Приглашение получили и представители музыкально-драматических кружков, театров. «Каждая культурно-просветительная организация (городская, волостная, сельская, деревенская и т.п.) командирует одного представителя с удостоверением о делегировании на настоящий съезд, каковое удостоверение будет заменено в канцелярии, отделяя мандатом на право присутствования в заседании конференции», - сообщали тамбовские «Известия». В губернском центре было создано отделение Пролеткульта.
При нём открылись бесплатные студии: театрально-драматическая, музыкально-хоровая, изобразительных искусств. «Губернский Пролеткульт в своём составе имел Шацкий, Кирсановский, Борисоглебский, Усманский уездные отделения», - пишет тамбовский исследователь Алексей Ишин. Когда именно началась работа в Борисоглебске? Если тогда же, в сентябре, - местным пролеткультовцам скоро стало не до театральных экспериментов.
4 октября, через месяц после бенефиса С.С.Шатова, митинг мобилизованных унтер-офицеров у казарм первого Борисоглебского пехотного батальона послужил прологом к восстанию. Согласно мемуарам Якова Никулихина, «группа унтер-офицеров, в 200 человек, у стоявшей по близости пулеметной команды захватила 14 пулеметов, у артиллерийского дивизиона 2 трёхдюймовых орудия, которые доставили для пущей важности на митинг. С утра того же дня на митинг Уездным Комитетом партии и Военным Комиссариатом были посланы агитаторы и ответственные работники, чтобы уговорить унтер-офицерскую массу. Мы настолько были наивны и доверчивы тогда, что даже отпустили на митинг Уездного военного комиссара т. Воробьева.
Конечно, им там не дали говорить, быстро арестовали и препроводили в один из предназначенных для них бараков, в ожидании скорого суда».
Вскоре центр города стал местом сражения. Мятежники поливали Советскую улицу огнём из пулемётов, а их казармы обстреливала тяжёлая артиллерия из подоспевшего бронепоезда. «Наутро мы без боя заняли Базарную площадь и казармы, пленив остатки мятежников», - вспоминает Никулихин.
(Окончание следует)
Источник: газета «Воронежская неделя» № 50 (2139), 11.12.2013 г.
Рисунок: Наглядная агитация на страницах борисоглебских «Известий»

vik 01
vik 01

Форумец

Offline

Сообщений: 6250

Регистрация: 25.08.2010 в 16:06

Возраст: 53 года

18.12.2013 в 08:52

Страницы будущей книги. Бенефис с пулемётом
(ОКОНЧАНИЕ. Начало в №50)
Виталий Черников
Однако 20 декабря Борисоглебск будет захвачен отрядом генерала Гусельщикова. Белогвардейцы заявят свои права на власть в городе не менее кроваво, чем красные. Не могу не привести поразившую меня фразу из воспоминаний Никулихина: «Как бы мы ни ненавидели отдельного белогвардейца, своего классового врага, но смотрели на него всё-таки как на человека, которого для пользы революции, может быть, нужно уничтожить, но всё же нужно относиться к нему, как к человеку». О своих врагах такого сказать он не мог.
В Гражданскую город переходил из рук в руки не один раз. «Победа красных и белых одинаково сопровождалась эвакуацией, разрухой и голодом, - вспоминал художник Пётр Шолохов. - Перемена власти совершалась мгновенно. Утром жители видели на улицах добродушных красноармейцев, занятых походной кухней, а к вечеру натыкались уже на чубатых бородачей, бродивших с нагайками в поисках евреев и коммунистов. (...) Власть красных, как только она возвращалась в город, проявлялась деловито: вначале объявлялась регистрация гражданского населения, затем налаживалась работа транспорта и советских учреждений. Вводились хлебные и продуктовые карточки, открывались библиотека, школы, больница и, в последнюю очередь, зрелищные предприятия, сопровождаемые митингами, проверкой документов. Господство обаятельных белых начиналось расстрелами евреев и партийных работников, не успевших скрыться. Их трупы свозились в обширные дворы больницы и городской каланчи. (...) Вместе с этим на базаре оживала свободная торговля, а в городском саду открывалось гуляние с музыкой до позднего часа». Не надо забывать, конечно, о том, что писались эти строки, видимо, не без надежды на публикацию в СССР, хотя бы и посмертную.

В очередной раз Советская власть пришла в город в начале января. В местном историко-художественном музее сохранилась программка «Детей Ванюшина», показанных в Народном доме 28 февраля 1919 года. Это был бенефис А.Н.Клименко, исполнявшей роль Арины Ивановны, жены Александра Егоровича Ванюшина, и Н.Ф.Кузнецова, сыгравшего их сына Алексея. В роли Инны, дочери генеральши Кукарниковой выступила актриса БлюментальТамарина. Неужто та самая Мария Михайловна Блюменталь-Тамарина? Одна из будущих «великих старух» Малого театра, блиставшая в этой пьесе ещё в 1901 году – правда, в роли Арины Ивановны Ванюшиной? Тот спектакль театра Корша, по мнению многих критиков, «открыл новую главу в истории театра».
Но подходила ли Мария Михайловна по возрасту на роль Инны – «двадцатисемилетней маленькой, худенькой блондинки»?
Накануне в Тамбове открылся IV губернский съезд Советов. Как раз вечером 28 февраля делегаты слушали доклад отдела народного образования:
«В целях распространения знаний мы прибегаем к широкой организации лекций с применением, где возможно, кинематографа. Мы полагаем, что Народный дом будет сосредоточивать в себе все культурные начинания по внешкольному образованию. Нами приступлено к организации Народных домов, при них музеев, кинематографов, театров и т.п. Громадное значение для просвещения имеет театр, а также искусство, особенно для подрастающей молодёжи. В этой области наша работа проходит в контакте с пролеткультом. Нами проведена национализация всех театров, и общее правление театральным делом сосредоточивается в Театральном Подотделе».
Нардом и окрестности продолжали оставаться местом проведения официальных большевистских мероприятий. 29 апреля газета «Коммунист», орган Борисоглебского Исполнительного Комитета Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, опубликовала программу празднования 1 Мая: «Рабочие и все другие организации с флагами, в порядке, направляемые избранными руководителями, собираются к 12 ч. по новому у рабочего дворца (быв. коммунистич. клуба).
Речи произноситься будут на братской могиле, у Народного дома, в Станичной и Солдатской слободах. Народные развлечения будут в городском, железнодорожном садах и сквере».
Вот имена тех, кому предстояло выступать: «Никулихин, Пекинин, Крадин, Желтов, Арш, Комяков, Антонов, Попов Ив. С. Матвеев, Юрьев, Савин Ив., Гаврилов, Анохин, Хламов, Кащеев, Обручников, Марчуков, Кобякова и Шилов. Означенные товарищи должны приготовиться к выступлению, узнать в комитете партии место своего выступления», - предупреждает газета.
Шестого мая состоялся большой концерт-митинг с участием «местных профессионалов и любительского искусства» - акция Пролеткульта, судя по тому, что билеты распространяла именно эта организация. Газета «Коммунист» (несколько её номеров целиком выложены на сайте села Шапкино Тамбовской области среди прочих редкостей – хороший пример для провинциальных краеведов края Воронежского) обещала, что сбор поступит в пользу агитации Борисоглебского Добровольческого Коммунистического полка.
Накануне в городе прошло организационное собрание Союза работников просвещения и социалистической культуры. Разместился он по соседству с Народным домом, во внешкольном подотделе Отдела Наробраза. Полное ощущение, что новая власть утвердилась всерьёз и надолго. Уже и по уезду рассылаются инструкции и правила по вопросу организации местных союзов.
1920-й станет годом начала Антоновского восстания.
Здание «бывшего «Паласс», место, где шли спектакли в 1918-м, Гражданской войны не переживёт, сгорит в его пламени. Судьба Народного дома сложится куда более счастливо.
Источник: газета «Воронежская неделя» № 51 (2140), 18.12.2013 г.
«Дети Ванюшина в Народном доме

vik 01
vik 01

Форумец

Offline

Сообщений: 6250

Регистрация: 25.08.2010 в 16:06

Возраст: 53 года

23.01.2014 в 09:04

Джульетта и комиссар
Время и судьбы || Актриса Зоя Семёнова всю жизнь гордилась тем, что спасла свою труппу
При отделе культуры Борисоглебского района в годы хрущёвской «оттепели» существовал автоклуб на колесах. Актёры местного театра и участники художественной самодеятельности в компании с лектором ездили по сёлам.
Одиннадцать лет назад, когда я впервые оказался в этом городе, директор театра имени Н.Г.Чернышевского Владимир Мальшин привёл меня в гости к актрисе Зое Семёновой – одной из участниц тех давних поездок.
Теперь обоих нет в живых.
Виталий Черников
– У нас была полуторка, в ней установили три скамейки, на которых мы, актёры, сидели всю дорогу, - рассказывала Зоя Николаевна. – А сзади были сложены декорации. Ездили мы и в дождь, и в грязь, и в мороз. Однако, хочу признаться, я как актриса испытывала от своих выступлений в сёлах даже большее удовольствие, чем от спектаклей в Борисоглебске. Разве забыть миг, когда простая крестьянка идёт навстречу с букетом цветов? Часто выступали прямо в поле. Сценой становились два соединенных кузова грузовиков. Бывало, не начинали до поздней ночи – ждали, когда коров подоят…
В Борисоглебск Зоя Николаевна приехала в сентябре 1955 года: её муж Андрей Мансуровский был назначен директором театра. Жить им пришлось в соответствии с местной традицией прямо в здании.
- Сама я москвичка, - вспоминала Семёнова. – На сцене – с 1939 года. Во время гастролей с Мичуринским театром в 1941 году под Киевом застала война. Шла непрерывная бомбежка... Вырваться нашей труппе удалось буквально вместе с последним эшелоном... Из Прилук до Мичуринска две недели добирались. В 1943 году работала в Николаевском театре, выступала в составе прифронтовой бригады...
В Борисоглебске Зоя Семенова быстро стала одной из ведущих актрис. Участвовала в «Грозе», «Бешеных деньгах», «Собаке на сене», «Зыковых», запомнилась многим как шекспировская Джульетта.< Однажды её партнёром стал легендарный вахтанговец Андрей Абрикосов, приехавший на гастроли как участник спектакля «Одна».
По-видимому, среди наиболее близких Семёновой была роль Комиссара в «Оптимистической трагедии» Всеволода Вишневского.
«В её исполнении комиссар - не огрубевшая, лишенная характерных особенностей пола, сухая женщина, - писал рецензент В. Разумов («Борисоглебская правда», 10 февраля 1959 года). – Это натура эмоциональная, огромной внутренней собранности и силы, коммунистка, погибшая героиней. Мягкий, спокойный голос, уверенная поступь, на все пуговицы застёгнутая кожаная куртка… Отказавшись играть «под мужчину», З.Семенова, казалось, выпустила из рук возможность придать убедительность борьбе комиссара с шайкой разнузданных анархистов, однако чем дальше развертывались события, тем определённей верилось, что женщина победит: на её стороне умение разбирать характеры, светлый гуманизм и неразрывность с идеями партии. Последней произнесённой фразой: «Держите марку военного флота!» - передаёт комиссар эстафету борьбы людям, которых она вывела из идейного тупика, из мрака бесперспективности. В этом оптимизм трагедии!».
Спектакль был задуман как подарок к XXI съезду КПСС и, в отличие от многих постановок, готовился несколько месяцев. Зав. бутафорским цехом Осколкин признавался: «Объём работы по бутафории на этот спектакль очень большой, и одному человеку, при всём желании, выполнить невозможно. Достаточно сказать, что к спектаклю необходимо делать более 80 вещей, из них только одних винтовок более 20 штук. Меня обвиняют в медлительности в работе, но ведь все знают, что в бутафорском цехе нет никаких инструментов, за исключением рубанка, да и тот негоден. Большую часть работы приходится выполнять перочинным ножом».
Репетиции шли несмотря на то, что дирекция долго не могла найти актёра на роль Сиплого, главного злодея в пьесе. Когда работа затянулась, ситуация была вынесена на обсуждение партийной первички. Протокол сохранил жёсткое выступление Семёновой, вжившейся в роль Комиссара:
- Репетиции проходят вяло, отдельные акты повторяются по несколько раз, актёры слов не знают. Просто скучно стало на сцене. Почему так? А потому что главный режиссёр т. Нимциг не требует от актёров настоящей дисциплины, не добивается сплочённости внутри творческого коллектива. Ведь стыдно сказать, что красноармейцы из военной части и то серьёзнее относятся к репетициям, чем актёры. Кто думает о шахматах, а кто буквально спит… Этот спектакль должен выйти своевременно, для этого необходимо немедленно мобилизовать всех работников театра.
На собраниях она – среди самых активных. Разумеется, позиция актрисы объяснялась и её статусом. Жена директора могла позволить себе высказываться по насущным вопросам гораздо жёстче, чем рядовая актриса, приехавшая на сезон. Это Семёновой ещё припомнят.
В ноябре 1964 года худсовет будет решать вопрос о перетарификации актрисы. Один из коллег, как раз в тот год блиставший в образе Короля Лира, выскажется сурово: - Товарищ Семёнова была тарифицирована на эту ставку, пользуясь правом своего мужа... Я видел её в спектакле «Хищница», где она не проявила себя актрисой.
Насколько справедливы были эти слова? Вот для сравнения оценка воплощённого Семёновой образа в «Хищнице» по роману Бальзака, данная рецензентами «Коммуны»:
«Очень интересно играет Флору Бразье артистка З.Семёнова. За цинизмом и продажностью своей героини, за её моральной опустошённостью она сумела показать трагедию девушки, растленной окружающей средой, девушки, молодость и красота которой служат средством для достижения главного – за что сшибаются все окружающие её люди-шакалы – денег! С глубоким драматизмом играет Семёнова в последнем акте, когда круг замыкается, когда возлюбленный убит, и выход один – покориться ненавистному победителю в этой страшной схватке, самому крупному хищнику в этой своре – Филиппу Бридо».
Имел ли конфликт продолжение? Важный (хотя и чуточку курьёзный) факт: вскоре эти два артиста вышли на сцену, чтобы убедительно сыграть любовную драму. В «Цыгане» по роману А.Калинина задолго до выхода на телеэкраны одноименного сериала Зоя Семёнова играла Клавдию, а её оппонент Иван Гринько – Будулая. «Хотя спектакль назван «Цыган», главной героиней является русская женщинамать, такая же, как и тысячи других, вынесших все горести войны, честная, сильная, красивая лицом и духом. Именно такой глубокий образ создала артистка театра З.Н.Семёнова.
Клавдия поистине «сатана в юбке»: передовая колхозница, борец за справедливость, острая на язык, мужественная и в то же время женственная, любящая, умело воспитавшая двоих детей», – судя по газетному отклику, актриса передала героине многие черты своего характера. Удался и образ Будулая: актёр «создал образ цыгана гордого, честного, человечного и мужественного, человека трудной судьбы».
Ставил «Цыгана» новый главреж - Заслуженный деятель искусств Марийской АССР Иван Бабенко.
- Режиссёр – это вождь! – воскликнул он однажды на заседании худсовета.
Этот тезис Бабенко понимал буквально – и когда ставил спектакли о Ленине, неизменно играл его сам. К пятидесятилетию Октябрьской революции он поставил революционно-романтическую драму «Этих дней не смолкнет слава» о герое Гражданской Сергее Лазо. «В прологе Лазо встречается с Лениным. И мысли Ленина по ходу всего спектакля как бы присутствуют на сцене. Так что идейное содержание пьесы вне сомнений», рассказывал Бабенко на худсовете.
В декабре 1967-го главный режиссёр загорелся идеей перевести театр на новые условия работы, сделав его областным передвижным театром. Пока с базой в Борисоглебске, а там, глядишь, и удастся перевести его в другое место. Бабенко считал: местным властям театр в тягость. Семёнова была вполне солидарна с его мнением. Тогда же, кстати, в областном центре возникла идея о слиянии коллективов театров имени А.В.Кольцова и Н.Г.Чернышевского. Ни один из проектов не был реализован.
Когда у Бабенко после нескольких лет борьбы появилась возможность уйти, он это сделал. Зоя Николаевна осталась.
Вообще-то, однажды она всё-таки уехала в Воронеж: работала на телецентре ассистентом режиссера. Вернулась в Борисоглебск, трудилась на местном телевидении. Однако истинный актер, как бы удачно ни складывалась его карьера вне сцены, рано или поздно возвращается к своему ремеслу.
Семёнова с её характером не желала останавливаться на достигнутом и поступила на заочное отделение Московского института культуры. Занималась и общественной деятельностью как секретарь парторганизации театра. В начале 1970-х его судьба оказалась под большим вопросом: «Нас даже вызывали в обком партии и уговаривали, чтобы мы дали согласие на закрытие театра. Обещали взять пятерых, в том числе меня, в Кольцовский театр. Я ответила отказом».
Через некоторое время Семёновой предложили принять труппу в качестве главрежа. В этой должности она поставила восемь спектаклей. Успехом пользовались «А зори здесь тихие».
«С волнением следят зрители за развёртывающимися на сцене событиями, - писала «Коммуна» 19 мая 1972 года.– Они близко к сердцу принимают судьбы героев, их переживания. Игра актеров полностью захватывает сидящих в зале. Спектакль от начала до конца смотрится с большим интересом. Он является большой удачей режиссёра З.Семеновой и всего коллектива»... «Спектаклем большой веры» назвала постановку районка «Строитель коммунизма» - «веры в то, что происходит на сцене, веры в творческие силы театра». Запомнилась и комедия Карло Гольдони «Слуга двух господ».
«И когда зазвучал веселый галоп, а перед еще не поднявшимся занавесом стали появляться актеры в бархатных камзолах, широкополых шляпах, плащах и атласных платьях, - комедия положений сразу же заявила о себе, поселив в зрителях предчувствие спектакля смешного, трогательного и красочного. (…) Режиссер придал этой комедии форму легкого, чуть озорного представления, усилив демократизм и социальную направленность зрелища», - писала «Коммуна».
Когда в 1973 году главным режиссёром снова стал Бабенко, Семёнова вернулась к актёрской профессии. На сцене оставалась до 1988 года.
…В начале 1970-х, несмотря на творческие достижения, будущее чернозёмного БДТ оставалось туманным. Да, театр удалось сохранить, но жильём актёры так и не были обеспечены. 10 января 1972 года на производственном совещании Семёнова выступала с докладом о работе месткома. Протокол сохранил вопросы собравшихся: «Театр давно не получал квартиры. Ставился ли вопрос?», «В 35-м доме есть свободные квартиры. Почему пусты?»
В январе 1974-го о «муках борисоглебской Мельпомены» поведал на страницах журнала «Крокодил» его спец.корр Владимир Котенко. Завершался фельетон словами: «Ясно одно: если купец Мягков строил театр, нам его закрывать как-то неудобно».
Всё выглядит так, будто именно публикация в главном сатирическом журнале страны подтолкнула тех, от кого зависела судьба театра, к действиям. Меры были приняты оперативно – хотя вряд ли кто-то мог предположить, что они определят его историю на ближайшие десятилетия. 23 марта 1974 года директором стал Владимир Мальшин.
Источник: газета «Коммуна» № 9 (26225), 23.01.2014 г.
На фото: Лопе де Вега, «Собака на сене». Зоя Семёнова в роли Дианы.

vik 01
vik 01

Форумец

Offline

Сообщений: 6250

Регистрация: 25.08.2010 в 16:06

Возраст: 53 года

23.01.2014 в 16:20

Материал взят на сайте Воронежской Митрополии.
22 января 2014 г • Борисоглебская и Бутурлиновская епархия • БОРИСОГЛЕБСКОЕ БЛАГОЧИНИЕ
В Борисоглебском благочинии состоялась встреча с дочерью священномученика Феодора Богоявленского
В преддверии дня памяти Собора новомучеников и исповедников Российских Надежда Федоровна рассказала о тяжелом времени репрессий и годах богоборчества в Советском Союзе.
В Борисоглебском благочинии верующие благоговейно чтут память священномученика Феодора Бороявленского.
В преддверии дня памяти Собора новомучеников и исповедников Российских руководитель историко-архивного отдела Борисоглебского церковного округа С.В. Шуваев встретился с дочерью священномученика Феодора Бороявленского – Надеждой Федоровной Авдеевой, проживающей в г.Борисоглебске.
Надежда Федоровна рассказала о тяжелом времени репрессий, которое довелось пережить их семье, в которой было пятеро детей. Детская память сохранила пусть не многие, но очень яркие воспоминания об отце, истинной человеческой вере и людском жестокосердии, с которым пришлось столкнуться детям репрессированного священника. Ее рассказ не оставил присутствующих равнодушными…
Ежегодно в день памяти новомучеников и исповедников Российских почтить их святую память и помолиться святому священномученику Феодору в г.Борисоглебск приезжают его дети, внуки и правнуки из разных уголков страны. Их встреча в эти дни стала уже доброй традицией.
ССЫЛКА ПО ТЕМЕ:
О житии и страданиях священномученика Феодора Богоявленского, пресвитера Среднекарачанского (+1937)
Житие священномученика Феодора Богоявленского, пресвтитера Среднекарачанского (+1937)
Священномученик Феодор Васильевич Богоявленский родился 6 июня 1894 года (по другим данным 1891 года) в селе Барки Шацкого уезда Рязанской губернии. Отец будущего священномученика Василия Афанасьевича был священником, мать Александры Алексеевны – домохозяйка, брат Александр Васильевич впоследствии стал священником, служил в храме села Ново-Кирсановское, братья Николай, Иван и Константин стопам отца не последовали. Получив хорошее образование в церковно-приходской школе, Феодор Васильевич поступил в Тамбовскую Духовную семинарию, которую в июне в 1917 года успешно окончил. С сентября 1917 года работал счетоводом в кредитном товариществе села Терновое Воронежской губернии. В октябре 1918 года поступил псаломщиком в храм села Чапрено Муромской волости (по другим данным Мурманской волости). Ввиду происхождения из духовного сословия Феодор Васильевич властями был лишен избирательных прав. Именно в это время будущий священномученик вступил в брак с Евгенией Алексеевной, которой было 18 лет от роду. В их семье было трое детей дочь Людмила Федоровна 1925 года рождения, сын Михаил Федорович 1928 года рождения, сын Алексей Федорович 1930 года рождения. В феврале 1920 года рукоположен во пресвитеры для храма села Дубовицкое Сухмановской волости. В 1922 году священник Феодор Богоявленский переехал в село Новая Кирсановка Вехне-Карачанского района Воронежской области, где служил в местном храме. В 1926 году по указу правящего архиерея, которым тогда был будущий священномученик Петр (Зверев) архиепископ Воронежский и Задонский, священник Феодор Богоявленский переведен в храм села Русаново Вехне-Карачанского района Воронежской области. В 1928 году иерей Феодор Богоявленский перешел под омофор епископа Уразовского Алексия (Буя). С 1929 года будущий исповедник Христовой веры служил в храме села Средний Карачан Вехне-Карачанского района Воронежской области, куда переехал вместе со своей семьей.
6 сентября 1930 года священник Феодор Богоявленский был арестован, по обвинению в антисоветской деятельности и агитации против коллективизации, и помещен в тюрьму города Борисоглебска. В ходе следствия виновным себя не признал. В 21 ноябре 1930 года Особым Совещанием при ОГПУ по Центрально-Черноземной области священник Феодор Васильевич Богоявленский приговорен к трем годам исправительно-трудовых лагерей.
После освобождения из заключения, с конца 1933 года иерей Феодор Богоявленский служил в Михайло-Архангельском храме села Средний Карачан Центрально-Черноземной области.
14 сентября 1937 года священник Феодор Богоявленский вновь арестован, по обвинению в антисоветской агитации, и посажен в тюрьму города Борисоглебска. 25 сентября 1937 года Особым Совещанием при УНКВД по Воронежской области священник Феодор Васильевич Богоявленский приговорен к расстрелу. 10 октября 1937 года священник Феодор Богоявленский был расстрелян. Погребен священномученик Феодор Богоявленский в безвестной могиле в окрестностях Борисоглебска.
27 июля 1989 года Прокуратурой Воронежской области священник Феодор Васильевич Богоявленский реабилитирован – посмертно по уголовному делу от 1937 года; 30 сентября 1989 года – реабилитирован по уголовному делу 1930 года.
Определением Священного Синода Русской Православной Церкви от 17 июля 2002 года священник Феодор Васильевич Богоявленский причислен к сонму Новомучеников и Исповедников Российских.
Память священномученика Феодора Богоявленского пресвитера Средне Карачанского совершается в день его блаженной кончины 27 сентября (10 октября), а так же во дни соборных памятей: Новомученников и Исповедников Российских – в ближайшее воскресение к 25 января (7 февраля) и Воронежских святых – 4 (17) сентября.
Примечание: В книге «Жития святых и жизнеописания подвижников благочестия Воронежско-Липецкой епархии. Прославленные святые (святители, преподобные и новомученики)». Книга первая. / под общей редакцией митр. Мефодия (Немцова) – Воронеж: Издательство Воронежско-Липецкой епархии, 2003. – С. 480. – случайно было опубликовано житие преподобномученика Феодора (Богоявленского), который не имел никакого отношения к Воронежской епархии, вместо жития священномученика Феодора Васильевича Богоявленского принявшего мученический венец на Воронежской земле.
Источник: Новомученики и исповедники Воронежского края. Часть I. // сост. К.Рева. - Воронеж: Редколлегия Студенческогосовета ВПДС, 2010. - С.18-19

vik 01
vik 01

Форумец

Offline

Сообщений: 6250

Регистрация: 25.08.2010 в 16:06

Возраст: 53 года

03.02.2014 в 14:35

РИА новости http://riavrn.ru/news/borisoglebskiy...enit-propisku/
Текст: Галина Акимова
Борисоглебский музей сменит прописку
Он займет старинный особняк, который до революции принадлежал аптекарю Карлу Вейсу.
Причина переселения – здание районного отдела статистики, где последние тридцать лет располагался Борисоглебский историко-художественный музей, перешло в новые руки. Ранее оно находилось в федеральной собственности, и, по договоренности с местной властью, Москва предоставляла городу весь первый этаж в безвозмездное пользование.
Новый владелец здания не требовал немедленного выселения. Он дал учреждению культуры трехлетнюю отсрочку на переезд. Однако вопрос решился раньше. Женская консультация, которая в последние годы занимала дом аптекаря Карла Вейса, в 2012 году переехала в новый акушерский корпус ЦРБ.
Двухэтажный дом на улице Дворянской Борисоглебска, ныне – улица Советская, 5, аптекарь Карл Робертович Вейс, происходивший их прибалтийских немцев, построил для своей семьи в конце 19 века. Первый этаж был отдан под аптеку, на втором располагались жилые комнаты. Имелись также надворные постройки с лабораториями, складами и подсобными помещениями.
В доме Вейса любил бывать князь Сергей Михайлович Волконский – писатель, критик, театровед, педагог, внук декабриста Волконского по отцовской линии и потомок Ломоносова по материнской. Об этом он писал в своих воспоминаниях.
После революции семья Вейсов оказалась за границей, двух сыновей Карла Робертовича, по свидетельству очевидцев, встречали в Харбине, куда эмигрировали многие русские.
В советское время в доме располагались лечебные учреждения – зубопротезный кабинет, в последние годы – женская консультация.
– Первоначально предполагалось отдать под музей часть помещений в многофункциональном центре, который запланировано построить на месте бывшего летнего кинотеатра. Однако по ряду причин этот вариант подходил не вполне. И мы обратились к главе администрации БГО Алексею Николаевичу Кабаргину с просьбой подыскать более подходящие для содержания музея условия. Из всех предложенных объектов наиболее приемлемым в этом плане как раз и оказалось здание бывшей аптеки Вейса.
Во-первых, оно расположено практически в центре города, что удобно для посетителей. Во-вторых, – это исторический памятник, с прекрасным архитектурным решением, как минимум это привносит дополнительный эмоциональный настрой. И, в-третьих, там достаточно места, чтобы разместить все наши постоянно действующие экспозиции, – рассказала начальник сектора культуры отдела культуры, спорта и молодежной политики администрация Ольга Загребина.
Сейчас администрация готовит здание к ремонту. Его обследуют специалисты, оценивают состояние и объем предстоящих работ. Предстоит наладить освещение, отопление, канализацию с учетом специфики учреждения. Нужно отремонтировать крышу, привести в порядок помещения, разместить экспозиции, подготовить подвальное помещение под фонды.
Сумма затрат пока не озвучивается, потому что окончательно она не утверждена. Но это будут и бюджетные, и внешние источники.
– С учетом того, что в этой, старой, части города располагаются городской парк, Казанский храм, храм Бориса и Глеба и прилегающая к нему Старо-Соборная площадь, наш музей становится центром историко-культурного пространства города Борисоглебска. Это почетная и приятная миссия, – говорит директор историко-художественного музея Юрий Апальков.
Первых посетителей, надеется Юрий Апальков, музей примет уже в этом году. Возможно, в День города, 15 мая.
Фото Станислав Гладыш

vik 01
vik 01

Форумец

Offline

Сообщений: 6250

Регистрация: 25.08.2010 в 16:06

Возраст: 53 года

08.02.2014 в 18:38

Из лекарей – в народные доктора
В северной части Сумской губернии царской России расположился небольшой городок Глухов. Здесь 140 лет назад родился еврейский мальчик Моисей Цитовский
Артём Дарьин г.Борисоглебск
Когда вырос, поступил на медицинский факультет Киевского университета, в 1898 году окончил его со званием лекаря. На службу поехал в Борисоглебский уезд, и всю жизнь посвятил лечению местных жителей. Сначала состоял земским врачом в селе Большие Алабухи, после революции перебрался в Борисоглебск и заведовал городской лечебницей, а в 30-е годы прошлого века – офтальмологическим отделением Центральной районной больницы и три десятка лет исцелял людей от глазных болезней. Причём добился таких успехов, что слава о «глазном докторе» перешагнула границы не только района, но и Воронежской области.
Моисей Львович одним из первых разработал и применил в условиях провинциальной медицины методику операции катаракты. Больные вновь обретали зрение и буквально мо*****ь на своего доктора.
Цитовский издал 28 научных трудов, занимался преподавательской деятельностью.
В 1948 году Верховный Совет РСФСР присвоил ему звание Заслуженного врача республики.
В минувшую среду, 5 февраля, на здании Борисоглебской районной больницы была открыта мемориальная доска, приуроченная к 140-летию со дня рождения народного доктора, память о котором жива.
Источник: газета «Коммуна» № 19 (26235), 08.02.2014 г.

Mad Walker
Mad Walker

Форумец

Offline

Сообщений: 310

Регистрация: 09.07.2009 в 22:10

Возраст: 44 года

09.02.2014 в 16:48

Пивные этикетки завода Обердоферъ и Бр.Кубли

vik 01
vik 01

Форумец

Offline

Сообщений: 6250

Регистрация: 25.08.2010 в 16:06

Возраст: 53 года

25.03.2014 в 10:59

Светопись Борисоглебска
Некоторые страницы провинциальной фотографии
Михаил Вязовой
Нынешний Год культуры знаменателен сразу несколькими юбилеями воронежской фотографии – в январе 2014 года исполнилось 110 лет воронежскому фотографическому обществу, в сентябре - 50 лет исполнится народному фотоклубу «Экспресс», а в октябре свой пока небольшой юбилей – 15 лет – отмечает Воронежская организация Союза фотохудожников России.
Историю отечественной фотографии создавали не только в областном центре, но и в небольших городах. Борисоглебск на фотографической карте региона проявился еще в XIX веке. Вначале здесь работали заезжие фотографы из соседних крупных городов, а в последней трети века обосновались и свои мастера. Самым маститым из них был И.Ф. Нежельский.
Выходец из крестьян, Иван Филиппович своё фотографическое заведение открыл в 1888 году. Получил известность не только как портретист, но и как автор многочисленных снимков с видами города. Работы Нежельского экспонировались в художественном отделе Борисоглебской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставки 1890 года. В петербургском журнале «Всемирная иллюстрация» опубликованы снимки и самой выставки, сделанные Иваном Нежельским. На улице Карла Маркса, 118, до сих пор сохранился деревянный полутораэтажный дом фотографа. Над двустворчатыми филенчатыми дверьми парадного входа размещён двускатный навес на кронштейнах с вензелем «И. НЕ» (Иван Нежельский).
Другой фотограф – В.Меньшиков – работал в городе в начале ХХ века. Его фотостудия «Модерн» на Гавриловской улице, дом 84, пользовалась большой популярностью.
Одним из немногих фотомастеров, ярко проявивших себя, был Георгий Ильич Фомин, который родился в Борисоглебске в 1878 году. После начальной земской школы он окончил Новохопёрское городское реальное училище и отправился в Воронеж. Здесь он так серьёзно увлёкся фотографией и журналистикой, что та стала его профессией. В 1905 году Фомин становится членом Воронежского фотографического общества и репортёром газеты «Воронежский телеграф». Гражданскую и творческую активность молодого фотографа заметили, и вскоре его избрали председателем Воронежского фотографического общества.
Григорий Ильич был редактором журнала «Светопись», попытки издания которого предпринимались дважды - в 1921 и 1924 годах, автором передовой статьи «Фотография и революция». В эти годы он активно сотрудничает с московскими журналами «Искра», еженедельником «Русское слово». Некоторые его большие фотографии были выставлены в окне писчебумажного магазина на Большой Дворянской улице, где их можно было купить. Фомин проявил себя и как краевед, и как издатель. В 1913 году он успешно провёл съёмки для губернской выставки по народному образованию и издал иллюстрированный отчёт.
Осенью следующего года Фомину доверили фотографировать визит в Воронеж царской семьи. Вот как в своих мемуарах вспоминает эту съёмку член фотографического общества Илья Иванов:
«Шестого декабря царский поезд прибыл на станцию Воронеж. Привокзальная площадь была пуста - народ полиция оттеснила к дальним тротуарам. За час до прибытия высочайших особ Григорий Фомин был уже на посту. Томительные минуты ожидания, как вдруг к фотографу подходит министр внутренних дел Маклаков.
- У вас есть разрешение на фотографирование?
Фомин подаёт разрешение губернатора.
- Этого недостаточно. Необходимо разрешение министра Двора.
- Я поступил, как было объявлено господином губернатором.
- Ну, хорошо, а это аппарат? - Маклаков взял камеру в руки, осмотрел её со всех сторон и молча удалился».
Так получилось, что Фомин успел сфотографировать только посадку царской семьи в автомобиль. Самого царя снять не успел. Зеркальные камеры того времени снабжались отдельными кассетами и оперативностью не обладали. Пока фотограф меняет кассету - уходит драгоценное время.
Уже при советской власти гражданская и профессиональная активность Фомина была замечена одним печально известным ведомством - ОГПУ. Григорию Ильичу еще сравнительно повезло: обвинение в монархической и контрреволюционной деятельности он не признавал, и его приговорили лишь к трём годам лагерей (тех, кто сознался - к пяти).
Примечательная деталь - в архивном деле Фомина есть тюремная фотография с нагрудным номером - 36. Знаковое число для всех фотографов: на стандартной фотоплёнке – 36 кадров.
В местах заключения он вначале строил Беломоро-Балтийский канал, а затем его как ценного специалиста перебросили на канал «Волга-Москва», где он уже был редактором отраслевой многотиражной газеты. К сожалению, после освобождения Фомин в Воронеж не вернулся, и дальнейшая его судьба не известна.
По воспоминаниям его коллеги по обществу фотографа и телеграфиста Ильи Маркеловича Иванова, у Григория Фомина была прекрасная библиотека и большой фотоархив. До ареста 26 марта 1931 года он проживал в Воронеже на Кольцовской улице, 67 (Дом Щербакова).
Государственные фотографии в городе появились в начале 1930-х годов. До этого при НЭПе процветали лишь частные фотостудии. Борисоглебская госфотография входила в систему бытового обслуживания населения, поэтому и фотографов, работавших в этой системе, называли бытовиками. Кроме четырёх стационарных фотографий в районе было и несколько передвижных студий.
(Продолжение следует)
Источник: газета «Коммуна» № 41(26257), 25.03.2014 г.
На фото: Дом фотографа Ивана Нежельского с вензелем

vik 01
vik 01

Форумец

Offline

Сообщений: 6250

Регистрация: 25.08.2010 в 16:06

Возраст: 53 года

26.03.2014 в 08:39

Страницы истории. Борьба хорошего с лучшим
Накануне Международного дня театра «Воронежская неделя» публикует одну из глав истории Борисоглебского драматического театра имени Н.Г. Чернышевского
Виталий ЧЕРНИКОВ
Короткая жизнь Балашовской области началась 6 января 1954 года. На территории площадью 38418 квадратных километров оказалось пять городов: Балашов, Борисоглебск, Ртищево, Новохопёрск, Урюпинск. Область была образована Указом Президиума Верховного Совета СССР за счёт разукрупнения Воронежской, Саратовской, Сталинградской и Тамбовской областей.
По данным краеведа Ларисы Ивановой, в Балашове к 1954 году не было ни одной заасфальтированной улицы, маломощная электростанция не могла удовлетворить потребности жителей. «29 января 1954 г. вышло постановление Совета Министров СССР «О мероприятиях по организации Балашовской области», обязывавшее Совет Министров РСФСР построить в 1954-1955 годы в Балашове Дом Советов, здание гостиницы на 100 номеров, два жилых дома на 29 квартир каждый, гараж на 50 автомашин, стандартные жилые дома общей площадью 2 тыс. кв.м, выполнить работы по надстройке существующих административных зданий в городе и приспособлению их для размещения областных организаций. (…) В Балашове предусматривалось увеличение мощности существующей электростанции и водопровода, реконструкция хлебокомбината, благоустройство привокзальной площади...» Ещё только предстояло строить новые школы, магазины, роддом, кинотеатр, типографию, областную библиотеку.
Работы велись аврально; не хватало техники, стройматериалов. Но «культурная жизнь молодой области была довольно насыщенной. При изучении номеров «Балашовской правды» этого периода обращает на себя внимание обилие публикаций, посвящённых драматическому театру. Здесь рассказы о премьерах, гастрольных поездках, статьи театральных критиков, рассказы о встречах актеров со зрителями. Коллектив театра в эти годы увеличился с 19 до 80 человек».
Внёс свою лепту в развитие культурной жизни области и театр из Борисоглебска.

Перемены он встретил завершением капремонта. Средства пришли ещё из Воронежа. Был переоборудован гардероб, заменён сценический круг, остеклены окна, осуществлена художественная роспись потолков в зрительном зале и верхнем фойе, а в нижнем заменён пол. Отсутствие в Борисоглебске строительных компаний стало одной из причин, по которой ремонт (уже не в первый раз) вёлся хозяйственным способом, при этом стройматериалы добывались с трудом. После ремонта случилась ревизия, и его организаторов обвинили в «нарушении финансово-сметной дисциплины».
- Бригады не шли работать по смете, а время не позволяло ждать, - жаловался главный администратор В.Кофанов. – 1 января деньги были бы списаны, и, понятно, нам приходилось идти на компромисс и платить завышенные цены. Приходилось завышать объём работы.
Бригада столяров Учаева запросила за облицовку двух металлических балок 150 рублей. Чтоб далеко не отрываться от сметы, пришлось в договоре указать три балки за 150 рублей. Бригаде Пущина было выплачено по договору 200 рублей за рытьё ямы и гашение извести.
Фактически им выполнялась работа по поделке, переноске козел и подмостей, поднос стройматериала из сада и ряд других работ. На поделку лесов и подмостей сметой предусматривались смехотворные суммы, и мы были вынуждены находить их за счёт других статей сметы. Были такие случаи, когда необходимый стройматериал нельзя было приобрести в торгующих предприятиях, и приходилось брать его с рук на рынке за наличный расчёт. Деньги наличными не отпускались. Приходилось искать выход.
Факт, что ни говорите, поразительный: администратор отчитывается на партсобрании (одном из тех, чьи протоколы хранятся в фонде №1317 Государственного архива общественно-политической истории Воронежской области) о том, как был вынужден ради общего дела заниматься заковыристыми финансовыми манипуляциями.
«Никаких корыстных целей в этом не было», - говорит Кофанов, и ему, конечно, веришь.
- Где вы можете достать ультрамарин, парижскую зелень, мелкие гвозди? Только на рынке и только за наличные деньги. В наших магазинах часто нет того, что нам нужно, - защищала Кофанова директор Е.Вараввина.
Областной центр стал ближе, и, думаю, у борисоглебцев были связаны с этим некие надежды: а вдруг и нам перепадёт часть средств, направленных на перестройку Балашова? Совпавшее с началом этих событий завершение капремонта должно было обнадёжить работавших в театре людей. Однако продолжались задержки зарплаты, и не хватало молодых актёров-мужчин.
19 ноября на закрытом партсобрании обсуждали постановление бюро горкома о работе театра.
- Мы очень мало обращаем внимания на работу художественного совета театра. Его заседания проходят без должной подготовки, поэтому ничего серьёзного и продуманного на совете мы не решаем. Это отражается на работе театра, - высказался Михаил Искрин (похвалив, впрочем, администрацию за то, что театр обрёл с недавних пор «очень культурный вид»).
Кажется, основным способом заработка стали вечера танцев. С рекламой же спектаклей дело обстояло плохо. Этот вопрос и в отчётном докладе секретаря первички Кофанова поднимался: «Наши плакатисты были подобраны неудачно, реклама была не привлекательной. Зато хорошо оформлялись фотовитрины».
В ходе ремонта 1956 года всё повторится: новый директор Мансуровский будет рассказывать на собрании о нехватке штукатуров и маляров, что «есть недостаток и в стройматериалах»; его коллеги – жаловаться на равнодушие городских властей. Строительно-ремонтные учреждения в городе не появятся и тогда.
Ещё одна проблема, которую пыталась решить администрация в течение 1954-го, - халатная работа гардеробщиц, спровоцировавшая рост краж головных уборов, шапок и галош. «Несмотря на неоднократные запрещения гл<авного> администр<атора> Кофанова, бригадира Андреевой и лично моим об уходе из гардероба во время работы, гардеробщицы оставляли и продолжают оставлять гардероб без надзора. Своим нерадивым отношением гардеробщицы допустили <пропажу> 6 пуховых платков, 2 шапок, галош, перепутали боты и нанесли убыток театру в сумме 2260 руб., что позорным пятном легло на театр», – читаем в вараввинском приказе от 17 марта. За пропавшие платки у виновных народный суд удержал 1980 рублей, гардеробщицам было сделано «последнее предупреждение» - и в тот же вечер они «ушли танцевать в зрительный зал, оставив польтеля без надзора в течение одного-полутора часов».
За что и были уволены. 8 ноября уже Кофанов в должности и.о. директора выпустит приказ, посвящённый той же проблеме: «гардеробщицы продолжают в рабочее время оставлять гардероб без надзора, разгуливают по зрительному залу, несвоевременно обслуживают зрителей». Одна «в гардеробе бывает от случая к случаю». Другая «считает своим долгом весь спектакль отсиживаться на балконе». Третья и вовсе «во время работы театра по её личной просьбе с неизвестным молодым человеком была замкнута под замок… Этот случай стал предметом осуждения (обсуждения? – В.Ч.) работников театра и даже зрителей».
Таков уж был бытовой контекст существования провинциального театра – и не только в середине 1950-х. Всё-таки вернёмся к рассказу о творческой стороне его жизни. Одной из удач первого года, прожитого в Балашовской области, стал «Жестокий мир». Пьеса была написана драматургом Александрой Бруштейн по мотивам диккенсовской «Крошки Доррит»: рецензент И.Марьямова назвала постановку несомненной удачей театра при том, что «инсценировщик не смог полностью сохранить линию образов мистера Доррита, Артура и многих других». «Жестокий мир» стал результатом работы сразу двух режиссёров – С.С.Брук и В.П.Кузнецова. «Начиная с первой картины, зритель попадает в давящую атмосферу царства денег, лжи и лицемерия. Здесь всё можно купить: и жизнь, и любовь, и совесть». Олицетворением Абсолютного Зла стала в спектакле миссис Кленнэм в запомнившемся зрителям исполнении Н.И.Николаевой: «Перед нами жадная, жестокая и лицемерная старуха. Каким злом и жестокостью светятся глаза этой волчицы! Как дрожат её старые высохшие руки при виде денег!».
Одной из сильнейших сцен стала та, в которой эта женщина, «брошенная всеми, охваченная отчаянием, парализованная, тринадцать лет не поднимавшаяся со своего кресла, решает встать». Об игре остальных актёров по рецензии судить сложно: для анализа провинциальному критику ощутимо не хватает слов, И.Марьямова пользуется главным образом двумя: «хорошо» и «правильно». Образ мистера Доррита, воплощённый М.А.Искриным, судя по газетному отклику, удался («очень правильно актёром переданы чувства и настроения Доррита, его отношение к детям»), а вот с его дочерью Эми в исполнении Н.Н.Поповой получилось не так однозначно: «Хорошо проведены ею сцены с отцом, трогательна сцена с котёнком. Но в сцене с Артуром артистку следовало бы избавить от пения».
Ещё один пример обращения к классике, интерпретированной советским драматургом, - «Грушенька» по мотивам «Очарованного странника» Николая Лескова (постановщик Е.М.Кауль). «Автор инсценировки (Исидор Шток. – В.Ч.) выдвинул на первое место другого героя – Грушеньку и другую тему, тему быта и жизни малых народов (в частности, цыган) и их тяжёлое беспросветное существование в царской России. Автор говорит о том, что эти люди, несмотря на унизительность своего положения, остаются честными и чистыми и все удары жизни принимают с высоко поднятой головой», - сообщается в рецензии.
Среди премьер 1955 года – «В добрый час» Виктора Розова. Как отмечает в своей рецензии преподавательница кафедры литературы педагогического института А.Плаксина, «в спектакле чувствуется пульс жизни, он созвучен с сегодняшним днём. В то время, когда Коммунистическая партия призывает лучших своих сынов и дочерей возглавить работу в колхозах, герои спектакля горят желанием отдать свои силы работе в машинно-тракторной станции».
Параллельно администрация занялась ещё и «кураторством». «Что же касается сельской самодеятельности, то тут мы было хотели оказать помощь в этом деле клубу с. Чигорак, но там оказалось, что даже не организован сам коллектив, которому мы хотели оказать помощь», - отчитывалась в марте перед однопартийцами Вараввина.
12 апреля 1955 года коммунисты театра обсуждали на закрытом партсобрании очередное закрытое письмо ЦК партии: «о недостойном поведении бывшего министра культуры СССР Александрова и Иголина».
До города докатилось эхо самого, кажется, пикантного кадрового скандала хрущёвской Оттепели.
Один из авторов «краткой биографии» Сталина Георгий Александров и несколько его коллег по «идеологическому фронту» (в их числе – профессор Александр Еголин, фамилия которого в борисоглебском протоколе записана с ошибкой, на слух), что называется, «погорели на девочках». Пламенные проводники «генеральной линии» (сейчас они, конечно, размахивали бы перед лицом обывателя «духовными скрепами» и неистово боролись с «либерастами» или какой-нибудь «пропагандой содомии») в свободное от сражений за торжество единомыслия время хаживали, как это нередко принято у ханжей с мандатом, в подпольный бордель. По слухам, чиновники пользовались сексуальными услугами студенток Литинститута и театральных вузов, не избегая порой и школьниц.
Истинная причина падения Александрова (кстати, именно в борисоглебском детдоме он, недавний беспризорник, воспитывался в конце Гражданской) была несколько иной. Тот был не только бабником, но и человеком Георгия Маленкова, смещённого Хрущёвым с должности председателя Совета министров СССР. Его политическая карьера окончательно завершится в июне 1957 года, большинство маленковских выдвиженцев вычистят из властных структур ещё раньше.
Многие интеллигенты известие о том, что карьера нескольких одиознейших номенклатурщиков оборвалась столь нелепо, восприняли с надеждой – и не без злорадства.
11 марта Корней Чуковский записал в дневнике: «Я этого Александрова наблюдал в Узком. Каждый вечер он был пьян, пробирался в номер к NN и (как говорила прислуга) выходил оттуда на заре. Но разве в этом дело? Дело в том, что он бездарен, невежествен, хамоват, туп, вульгарно-мелочен. Когда в Узком он с группой «философов» спешно сочинял учебник философии (или курс философии), я встречался с ним часто. Он, историк философии, никогда не слыхал имени Николая Як. Грота, не знал, что Влад. Соловьев был поэтом, смешивал Федора Сологуба с Вл.Соллогубом и т.д. Нужно было только поглядеть на него пять минут, чтобы увидеть, что это чинуша-карьерист, не имеющий никакого отношения к культуре. И его делают министром культуры!» О Еголине Корней Иванович отзывался не менее зло: «Неужели его будут судить за это, а не за то, что он, паразит, «редактировал» Ушинского, Чехова, Некрасова, ничего не делая, сваливая всю работу на других и получая за своё номинальное редакторство больше, чем получили при жизни Чехов, Ушинский, Некрасов?!»
А вот происшествие обсуждают в Борисоглебске:
«Тов. Нефёдов. Я очень внимательно прослушал письмо ЦК КПСС и считаю правильным, что так именно поступили с этими негодяями. Ведь такие люди должны бы быть нам примером. И что, на мой взгляд, позорно, что это происходило в Министерстве культуры. Нам необходимо приглядеться внимательно к таким явлениям, ибо и в наших культучреждениях не совсем чисто с точки зрения аморальных поступков, которые нам иногда присуще (приходится? Стенограмма, писавшаяся от руки, малоразборчива. – В.Ч.) разбирать на наших партсобраниях.
Тов. Кириллов. Прослушав закрытое письмо ЦК КПСС о аморальных поступках наших видных партийных работников, стоящих в руководстве (…) учреждениями, которые призваны нести в широкие массы трудящихся культуру и воспитание в духе коммунизма, становится как-то страшно. За то, что такие люди могут принести много горя и несчастия трудящимся, ведь (…) грязь может засорить и привести к тому, что все стремления нашей партии к воспитанию молодёжи в духе коммунистического строительства могут пошатнуться, надо ещё суровее было наказать таких выродков».
(Окончание следует)
Источник: газета «Воронежская неделя» № 13 (2154), 26.03.2014 г.
На фото:
В Борисоглебском историко-художественном музее хранится альбом, в который актёр Михаил Луговской собирал
газетные вырезки и фотографии, на которых запечатлены будни театра второй половины 1950-х. Эта сделана во время гастролей по Балашовской области. Под снимком подпись: «Приехали на «базу»;
Георгий Александров.

vik 01
vik 01

Форумец

Offline

Сообщений: 6250

Регистрация: 25.08.2010 в 16:06

Возраст: 53 года

27.03.2014 в 08:50

Светопись Борисоглебска
Далёкое – близкое
Михаил Вязовой
(Продолжение. Начало в №41).
Детство моё прошло в другом регионе. Я отчётливо помню, как на запряжённой лошадкой телеге, гружённой таинственными причиндалами, на базарную площадь степенно въезжал фотограф в чёрном цилиндре и громовым голосом объявлял: «Снимаю и увеличиваю портреты!» В арсенале фотопередвижника, кроме громоздкой деревянной фотокамеры и штатива, было чёрное покрывало, магниевая вспышка и рисованный фон, причём с одной стороны он был светло-серым, а с другой - сюжетным. Обычно рисовали незамысловатый пейзаж с фигурой человека и отверстием вместо лица.
Клиент вставлял в него лицо и ждал, когда сработает затвор фотоаппарата. Хотя затворы тогда были редкостью, и часто вместо него фотограф ловко снимал с объектива крышку и, описав небольшой круг, быстро возвращал её на место.
Еще одна пока не изученная страница борисоглебской светописи ждёт своего исследователя. Известно, что в 30-50-е годы прошлого века в Воронеже при областном управлении культуры был фотоотдел с правом издательской деятельности. В Борисоглебске в 19571958 годах подобной деятельностью занималась Артель имени Парижской коммуны. За два года работы артель издала несколько почтовых карточек и новогодних фотооткрыток большим тиражом – 10 тысяч экземпляров. Ответственным за выпуск был П.П.Соколов.
Некоторые подробности фотографической жизни города мы узнаём спустя почти столетие. В Борисоглебском государственном архиве мне не сразу принесли две толстые папки с желто-коричневой бумагой. Перевязанные самодельной конопляной верёвкой и покрытые слоем исторической пыли, они не производили впечатление документов, которыми часто пользовались. Заметив моё недоумение, сотрудница архива сообщила, что за 25 лет работы она сама берёт эти папки впервые.
Не без трепета листаю страницы книги приказов Борисоглебской госфотографии, фонд 129, дело 1. Начата 6 марта 1941 года, окончена 22 июня 1951 года.
Из документов видно, что уже на четвёртый день войны 25 июня 1941 года на госстудиях ввели режим светомаскировки, противопожарной и противовоздушной обороны. Всем сотрудникам под личную роспись вменялось не курить в помещениях, не зажигать свет и свечи, иметь запас воды в вёдрах и кадках.
Через месяц в связи с призывом фотографов на фронт некоторые студии пришлось временно закрыть. В сохранившихся - место мужчин заняли женщины. Вчерашние лаборанты, ретушёры, приёмщики заказов и даже ученики стали за камеры. Страницы архивного дела скрупулёзно отмечают движение расходного материала и изменение кадрового состава госфотографий: фотографы А.Н.Суязова, А.С.Внушинская, А.П.Лосева, ретушёр Зинаида Кавешникова. Десять послевоенных лет директором Борисоглебской госфотографии была Нина Григорьевна Соловьёва. Кроме собственно фотографов здесь работали бухгалтеры, ретушёры, заведующие складом, дворники, кучер и истопники.
Всё нехитрое имущество было на материальной ответственности бригадира и заведующей: деревянные дорожные фотокамеры, тяжёлые деревянные штативы, объективы, софиты, прожектор для эффектного контрового освещения, увеличитель, мультипликатор, обязательно, и не одно, чёрное покрывало, ванна для проявления и несколько дубовых рам для фона.
В семьях борисоглебцев и в альбомах их, разъехавшихся по всей стране, в музеях еще хранятся или пожелтевшие, или специально тонированные в сепию фотокарточки на твёрдом картонном паспарту с непременным оттиском - фотографическим бланком - визитной карточкой фотомастера: Павла Попова, Аркадия Пономарёва, Василия Алгебраистова и других скромных тружеников светописи. В музее Борисоглебского драматического театра имени Н.Г.Чернышевского хранятся предвоенные газетные вырезки с фотоснимками спектаклей, выполненными А. Жаботинским, Р. Ромуальдовым и другими.
Борисоглебцы считают своим земляком и ветерана войны, филолога, старшего преподавателя кафедры русской и зарубежной литературы Борисоглебского педагогического института, а по совместительству и внештатного фотокорреспондента журнала «Огонек» 30-60-х годов прошлого века Валерия Аристарховича Афанасьева. Его рассказы, очерки и фотографии публиковались в центральной и местной печати. Афанасьев был одним из исследователей творчества борисоглебского писателя Виктора Кина.
В этом втором по величине городе области жил фотограф-коллекционер Виталий Сухов, который затем передал свои артефакты в местный музей.
Сегодня архивы Афанасьева и Сухова не только бережно хранятся в фондах Борисоглебского историко-художественного музея, но благодаря непосредственному участию директора музея Юрия Апалькова, составили основу большой целостной фотоэкспозиции. История светописи продолжается: уже в наше время ученица Сухова Н. Миронкина на первом международном фотоконкурсе «Зоркий-Дружба-50» за фоторепортаж «Мы этой памяти верны» получила «Большую медаль».
В 1970-е годы в зале историко-художественного музея была развёрнута персональная выставка ведущего воронежского фотожурналиста Анатолия Федоровича Галкина. Фотомастер сам был на открытии экспозиции и провёл, как бы сейчас сказали, мастер-класс для любителей светописи, которых собралось в этот день полон зал. Всего была представлена 71 работа большого формата. Рецензент статьи о выставке врач В. Разумов (борисоглебская городская газета «Строитель коммунизма», № 486) выделяет снимок, изображающий строительство Нововоронежской атомной электростанции, «Для мирного атома».
(Окончание следует)
Источник: газета «Коммуна» № 42(26258), 27.03.2014 г.
На фото: 28 мая 1941 года. За месяц до войны. Автор неизвестен

vik 01
vik 01

Форумец

Offline

Сообщений: 6250

Регистрация: 25.08.2010 в 16:06

Возраст: 53 года

28.03.2014 в 09:39

Светопись Борисоглебска
Михаил Вязовой
(Окончание. Начало в №№41-42)
Кстати, по нашим сведениям, эта работа экспонировалась и на Всесоюзной выставке фотоискусства в Москве. Еще одна работа А. Галкина на производственную тему «Во имя жизни» была представлена на Международной выставке в Югославии. Рецензент похвалил и фотоэтюды, и жанровые портреты, сделанные мастером «с большим вкусом». В преддверии областной выставки «Край воронежский» эта экспозиция, несомненно, дала местным фотографам дополнительный импульс для творчества.
Самым маститым фотожурналистом Борисоглебска последних лет был Иван Поздняков, который отработал в городской газете 38 лет. Иван Иванович родился 6 мая 1939 года. В Борисоглебске он с 1962 года. С того же времени до 2000 года работал штатным фотокорреспондентом городской газеты «Строитель коммунизма».
Поздняков так умело организовал работу фотослужбы редакции, что его умению вести архив, грамотно и интересно сделать подпись-комментарий к снимку, учились коллеги из других редакций. Организованность, самодисциплина и желание делать свою работу как можно лучше не остались незамеченными: Иван Поздняков стал отличником советской печати и Заслуженным работником культуры России. Ныне на посту заведующего отделом иллюстрации газеты трудится ученик Позднякова - Станислав Гладыш. Станислав Павлович - автор интересного фотоальбома о городе.
В начале 1970-х, когда роль изображения в прессе заметно возросла, Поздняков создал при редакции любительский фотоклуб «СК». Многие годы этот клуб не только снабжал редакцию интересными фотопубликациями и устраивал выставки, но и был единственным фотообъединением в округе. 27 января 1973 года на заседании фотоклуба была организована встреча с фотографом и журналистом Иваном Васильевичем Кавериным.
В клубе ярко проявили себя коллеги Позднякова: Виталий Сухов, Александр Шабалин, Пётр Моисеенко, Тимофей Чернюк. Каждый из них мог заменить учителя на рабочем месте, когда тот был в отпуске.
Из рецензии на третью выставку фотоклуба «СК», опубликованной в городской газете 7 февраля 1973 года, узнаём, что экспозиция была развёрнута в фойе кинотеатра «Победа», а «Книга отзывов» была полна «дежурными, но искренними впечатлениями и пожеланиями зрителей».
Как всегда наиболее полно в экспозиции представлена тема природы. В этом жанре рецензент отмечает пейзажи «Вечер на Хопре,» Н. Сулина, «Иней» Жданкина, «Берёзовую рощу» Петра Моисеенко и перечисляет три работы рыцаря светописи Александра Шабалина. В выставке участвовали и работы старейшин фотографического цеха Валерия Афанасьева и Александра Щепкина.
Вторая благодатная тема для фотомастеров - дети – также была представлена в экспозиции. Не обошлось и без идеологически необходимой темы - человека труда. Здесь рецензент как несомненную удачу называет работу сотрудника редакции И.Фомина (?) «Перекур» и производственные портреты В. Шишкина. Остаётся наивно предположить, что И.Фомин - родственник Григорию Ильичу Фомину. Возможно, после освобождения тот не захотел возвращаться в Воронеж, где был первым фотографом и где его посадили, и предпочёл возвратиться на малую родину. Однако эта версия требует подтверждения.
После закрытия выставки в Борисоглебске около двадцати её лучших работ экспонировались на областной выставке документальной и художественной фотографии в Воронежской областной организации Союза журналистов России.
Не так давно, всего каких-то семь лет назад, в Борисоглебске появился преемник фотоклуба «СК» - клуб фотохудожников «Отражение». Так назвали себя фотографы Константин Маков и Андрей Кочкин с единомышленниками: Алексеем Юриным, Денисом Лапиным и Татьяной Петровой. Молодые клубники весной 2013 года организовали в картинной галерее имени Петра Шолохова выставку фотопейзажа, а в декабре во дворце культуры Борисоглебска была развернута выставка чёрно-белой фотографии «МОНОХРОМ».

На фото: Базарная площадь города. Вид на часть улицы Большой от Народного дома. 1910-е годы.
Источник: газета «Коммуна» № 43(26259), 28.03.2014 г.

vik 01
vik 01

Форумец

Offline

Сообщений: 6250

Регистрация: 25.08.2010 в 16:06

Возраст: 53 года

02.04.2014 в 10:07

Страницы истории. Борьба хорошего с лучшим
(Окончание. Начало в №13)
Виталий Черников
«Заслушав закрытое письмо ЦК КПСС о недостойном поведении бывшего министра культуры Александрова и др., парторганизация театра одобряет меры, принятые ЦК КПСС по отношению Александрова и др.
Общее собрание первичной парторганизации театра считает необходимым поручить секретарю парторганизации и директору театра впредь пресекать явления аморального поведения работников театра как членов КПСС, так и беспартийных.
Организовать проведение в театре агитационно-массовых мероприятий, направленных на борьбу за здоровый быт и моральное поведение работников театра. Для чего прочитать во всех цехах передовую газеты «Правда» от 4/IV 55 «Моральный облик советского человека» и от 10/IV 55».
Видимо, председатель первички (или кто-то должностью повыше) осознавал, что публичное чтение нравоучительных газетных передовиц в борьбе за моральный облик провинциальных партийцев – мера недостаточная. Как это не раз случалось при проведении идеологических кампаний, нужно было кого-нибудь показательно наказать. На роль жертвы был выбран один из партактива, на которого очень кстати накатала жалобу некая актриса (аккурат перед своим отъездом из города). Для членов парторганизации это было, думаю, одно из самых запомнившихся собраний. Закрытое письмо ЦК КПСС выполнило роль бульварной прессы, что появится в России лишь 35 лет спустя.
Методы дискредитации с помощью сексуального скандала государством к концу века будут развиты. В 1999 году на госканале покажут тайно заснятые любовные утехи «человека, похожего на генерального прокурора». Спустя 15 лет дойдёт и до демонстрации в новостной программе пикантных результатов слежки за кем-то из оппозиции... Вспомним, впрочем, как обошлись в 1938-м с профессором Плетнёвым: на него дружно лили грязь все советские газеты, разоблачая пожилого врача как распутника, якобы укусившего за грудь пациентку, а после уничтожили по бредовому обвинению «в злодейском умервщлении Горького, Менжинского и Куйбышева». С Александровым и его коллегами поступили более гуманно: всётаки времена другие, Оттепель на дворе! И вот характерный образчик актуальной для 1955 года партийной драматургии: «Первая весна» по пьесе Г.Николаевой и С.Радзинского.
«Зрители с удовлетворением встретили пьесу, отразившую тему борьбы нового, передового со старым в сельском хозяйстве нашей страны.
Сюжет пьесы рисует жизнь одной МТС накануне сентябрьского Пленума Центрального Комитета партии 1953 года. Молодой директор Журавинской МТС Алексей Чаликов, секретарь парторганизации Фёдор Фёдорович и другие на платформе железнодорожной станции в степи встречают вновь присланного главного агронома МТС. Перебрасываясь лёгкими замечаниями, они шутят над своим нетерпением встретить главного агронома-женщину и никак не ожидают, что перед ними появится девчонка в синих лыжных штанах, виднеющихся из-под серого пальто, в вязаной шапочке, с косичками, уложенными на затылке, и привязанными к вискам чёрными бантами».
Название этой пьесы о борьбе хорошего с лучшим, в которой приход Оттепели символизируют неофициозные синие штаны и косички, выглядит многозначным. Долго же пришлось ждать весны, не все дожили. Из лагерей выпускают политических, но молодой специалист Настя Ковшова, конечно, ничего не знает об этом, у неё другие проблемы, она решительно внедряет «новейшие достижения науки в области сельского хозяйства», «борется за расширение ремонтной базы МТС, за правильное использование удобрений, севооборотов, за внедрение квадратно-гнездового сева, за повышение трудодня колхозников». Эта роль досталась З.К.Римшевич. «Своей игрой актриса выделила самую существенную черту в характере Насти Ковшовой, составляющую основную силу главного агронома Журавинской МТС, принципиальность», - пишет А.Плаксина.
1956-й – год XX съезда КПСС, хрущёвского доклада о культе личности Сталина и его последствиях, о репрессиях (главным образом, правда, против партийных и советских кадров), о фальсификациях дел, о пытках, которым подвергались арестованные. Доклад был закрытым, но о нём узнал весь мир. Видимо, этим объясняется решение зачитать его текст на партийных и комсомольских собраниях. До Борисоглебска эхо съезда долетело 1 апреля 1956 года. Кое-кто из участников собрания понял услышанное по-своему: «НЕФЁДОВ. XX съезд прошёл под знаменем Ленина, где отмечалась вредность культа личности. Если взять наш Горком и его секретаря т.Юмашева, то можно отнести и его к этим людям. К нему не попасть для того, чтобы поговорить. Секретарь его нагрубит и не пустит к нему. Да и у нас в театре это наблюдается. Кофанов…» - ну, и так далее.
Правду-матку, кстати, режет тот самый оратор, который двумя годами ранее сражался с тенью Сухово-Кобылина, утверждая, что «Свадьба Кречинского» «разлагает нашу молодёжь». Реплика Нефёдова – ещё одна иллюстрация отношения к театру местных властей. В стране началось массовое жилищное строительство. Для провинции проблема жилья была особенно острой. На том же собрании директор театра Мансуровский констатировал:
- Надо пригласить творческий состав, а куда его расселить, когда в театре живут 12 семей? Подсобных помещений театр не имеет, хотя бы для размещения ненужных декораций, а в особенности гаража.
Задачи при этом партия ставит масштабные. Приведу небольшую цитату из октябрьского отчётного доклада секретаря первички Михаила Искрина – тезисы были вдохновлены решениями XX съезда КПСС и Второго съезда Союза писателей: «В советских театрах не может быть и речи об отрыве от драматургии, о духе мещанского индивидуализма, где все интересы ограничиваются только исполняемой ролью. Советский театр должен показывать правду жизни на основе социалистического реализма, раскрывая в положительных художественных образах людей нового типа во всём великолепии их человеческого достоинства. Парторганизация театра призвана успешно выполнять задачи, поставленные партией и правительством перед искусством вообще и перед театром в частности».
Это год рождения спектакля «Вечно живые» по пьесе Виктора Розова, первой постановки на сцене нового московского театра «Современник». В ленинградский Театр комедии возвращается Николай Акимов, изгнанный оттуда в период борьбы с «формализмом» и «западничеством». Художественным руководителем БДТ становится Георгий Товстоногов.
В Воронеже - свои сенсации. На сцене драмтеатра появляется «Игрок», первая в истории постановка по роману Ф.М.Достоевского. Тоже, получается, ребёнок Оттепели. И годы спустя театровед Зиновий Анчиполовский отмечал, что постановка «отличалась редкой сыгранностью и глубиной проникновения в невероятно сложный литературный материал, трагедийный не только по своему конфликту, но и по выражению человеческой страсти». Для воронежской сцены «Игрок» важен ещё и тем, что в нём дебютировала Римма Мануковская.
А в Борисоглебске пытаются решить вопрос с отоплением здания (хотя не так давно здесь был капремонт). «Нет топлива. Покупать уголь не на что. Живём на танцы, которые с каждым днём дают всё меньше сборов. Оформлять спектакли не на что, а на оформление спектаклей расходуется много средств». К очередному «разбору полётов» на партсобрании привела публикация критической статьи в «Балашовской правде». «Г. Борисоглебск мало театрален.
Театр посещает какая-то часть городского зрителя. Со зрителем надо проводить большую агитационную работу», - призывала актриса Нина Николаева. Отчасти дело было, наверное, в репертуаре: за несколькими исключениями («Красавец-мужчина» и «Бедность не порок» А.Н.Островского, «Собака на сене» Лопе де Вега) он состоял из пьес вроде «Первой весны». «В сиреневом саду», «Любовь Ани Берёзко», «Свадебное путешествие», «Сельские вечера»… Большинство текстов, получивших сценическое воплощение, не имели никакой художественной ценности и были быстро забыты.
Однако в феврале 1957 года случился аншлаг: на борисоглебских гастролях лауреата Сталинской премии (1941 год), впоследствии Народного артиста СССР, а пока - РСФСР Андрея Абрикосова. В 1929 году «сотрудник» Студии Малого театра Абрикосов был утверждён на роль Григория Мелихова в фильме «Тихий Дон». Она принесла актёру успех. С 1938 года и до конца жизни Андрей Львович играл в театре имени Е.Вахтангова. Снимался в таких фильмах, как «Александр Невский», «Степан Разин», «Иван Грозный», «Илья Муромец». В Борисоглебск он был приглашен сыграть роль инженера Платонова в пьесе Алёшина «Одна». Посмотреть спектакль с участием известного актёра приезжали из Балашова и Урюпинска. «Спектакль этот уже шёл в нашем театре, - писала «Борисоглебская правда», - но сейчас он зазвучал по-новому.
Жизнь на сцене стала более полнокровной, более убедительной. Веришь, что любовь Платонова к Вере Нефёдовой – не признак легкомыслия, не какая-то случайная вспышка страсти, а большое чувство, которое человек не в силах в себе заглушить, с которым Платонов не смог совладеть».
В интервью местным газетчикам гость признал оказанный ему прием исключительно радушным.
- Считаю, что такая форма общения актеров столичных театров с периферийными очень полезна, - заявил он. – По приезде в Москву я посоветуюсь с коллективом театра имени Вахтангова, где я работаю директором и актёром, чтобы взять шефство над Борисоглебским театром.
Абрикосов пообещал прислать режиссёра и художника. В последний день гастроли гостю в торжественной обстановке был вручён благодарственный адрес от имени горкома партии и горисполкома.
Приближалась 40-я годовщина Октябрьской революции. Те, кто читал мои статьи об истории театра имени Н.Г.Чернышевского, помнят, должно быть, как в 1947 году здесь пытались поставить к дате «Кремлёвские куранты» Николая Погодина. Сначала тогдашний директор Симягин, когда ему предложили роль Сталина, пытался, насколько можно судить по документам, увильнуть от такой ответственности, затем «не удалось достичь портретного сходства у актёра Юдина, который должен был играть Ленина». И вот на дворе – сентябрь 1957-го, разгар Оттепели, и в театре снова подступаются к «Кремлёвским курантам».
Среди более чем сорока персонажей спектакля, скрупулёзно перечисленных в приказе директора Андрея Мансуровского, Сталин отсутствует.
В день начала работы с монтировочного цеха списывается оформление тридцати спектаклей (ввиду того, что оно «пришло в полную непригодность»). Среди названий – «Женитьба Фигаро», «Ромео и Джульетта», «Бесприданница», «Бедность не порок», «Дворянское гнездо», «Богатырский сказ», премьера которого состоялась ещё в 1946 году, и… сельскохозяйственная «Первая весна», со дня первого показа которой не прошло и двух лет.
Балашовская область в ноябре 1957 года была упразднена. В том же месяце в парторганизацию поступило для ознакомления очередное закрытое письмо ЦК КПСС. Его появлению предшествовал пленум Центрального комитета, посвящённый вопросу «улучшения партийно-политической работы в Советской Армии и Флоте». Итоговое постановление опубликовала и «Борисоглебская правда».
«Пленум ЦК КПСС отмечает, что за последнее время бывший министр обороны т. Жуков Г.К. нарушал ленинские, партийные принципы руководства Вооруженными силами, проводил линию на свёртывание работы партийных организаций, политорганов и Военных Советов, на ликвидацию руководства и контроля над Армией и Военно-морским флотом со стороны партии, её ЦК и Правительства.
Пленум ЦК установил, что при личном участии т. Жукова Г.К. в Советской Армии стал насаждаться культ его личности. При содействии угодников и подхалимов его начали превозносить в лекциях и докладах, в статьях, кинофильмах, брошюрах, непомерно возвеличивая его персону и его роль в Великой Отечественной войне. Тем самым в угоду т. Жукову Г.К. искажались подлинная история войны, извращалось фактическое положение дел, умалялись гигантские усилия советского народа, героизм всех наших Вооруженных сил, роль командиров и политработников, военное искусство командующих фронтами, армиями, флотами, руководящая и вдохновляющая роль Коммунистической партии Советского Союза. (…) В связи с вышеизложенным Пленум ЦК КПСС постановил: вывести т. Жукова Г.К. из состава членов Президиума и членов ЦК КПСС и поручил Секретариату ЦК КПСС предоставить т. Жукову другую работу».
В клубе авиаучилища имени В.П.Чкалова состоялось собрание городского партактива. «На трибуну один за другим поднимаются офицеры авиаучилища, работники городских организаций. В каждом выступлении выражается любовь к партии, правительству. Коммунисты единодушно одобрили, поддержали постановление Пленума Центрального Комитета КПСС, направленное на решительное улучшение партийно-политической работы в Вооруженных силах страны, на устранение ошибок и извращений, допущенных бывшим министром обороны товарищем Жуковым.
Теперь, заявляли выступавшие в прениях, мощь нашей армии повысится еще больше, ибо сила нашей Армии в её партийном руководстве».
Осудили Жукова и участники партсобрания в театре.
«В прениях выступили:
Тов. Нимциг – он говорит, что со стороны бывшего министра обороны маршала т. Жукова были факты нехорошего отношения к подчинённым офицерам. Подтверждает это в своём выступлении маршал т. Сековский, который был начальником штаба армии тов. Жукова. У нас нет причин не верить этому письму, и что там изложено правильно, своевременно, и мы, коммунисты, должны поддержать это письмо.
Тов. Искрин – говорит, что вся победа под Сталинградом, одержанная нашей доблестной Советской армией, тов. Жуков отбрасывал эту заслугу армии и народа, а приписывал только себе. Была нарисована картина – он на белом коне топчет знамёна врагов. Это делали его подхалимы, а он торжествовал. Он поощрял всё это, что сводилось к культу личности. (…)
Тов. Ерофеев – говорит, в закрытом письме вскрыта не полностью картина действий тов. Жукова, видимо, если бы дать полную картину, то нужно написать большой том книги. Отнять партию от Советской армии никто ему не давал права. Но мне непонятно, почему это делается поздно, допущено до того, что выпускались брошюры, переделывались картины, читка лекций, и всего этого неужели нельзя было видеть своевременно и пресекать своевременно. Вот этим всем запозданием мы даём некоторые карты врагам. (…)
Нашей парторганизации нужно письмо это одобрить, признать правильным и своевременным. А также считаю, что нужно наш театр приблизить к нашей Советской армии и повести усиленную шефскую работу».
Действительно, в итоговом решении собрания появился пункт, касающийся обслуживания армейских частей. Нимцигу и Искрину поручили «связаться с политотделом Авиаучилища и выяснить день встречи частей Советской армии с работниками театра». Жуков был бы, думаю, сильно удивлён связью этого факта с крушением его военной и политической карьеры».
Источник: газета «Воронежская неделя» № 14 (2155), 02.04.2014 г.
На фото: «Кремлёвские куранты». Фото из альбома, собранного актёром Михаилом Луговским

vik 01
vik 01

Форумец

Offline

Сообщений: 6250

Регистрация: 25.08.2010 в 16:06

Возраст: 53 года

06.05.2014 в 08:59

Kommuna.ru - 06.05.2014
Музей переедет в аптеку
Глава Администрации Борисоглебского городского округа Воронежской области Алексей Кабаргин побывал на реконструируемом объекте – аптеке Вейса. Именно в этот памятник архитектуры на улице Советской переедет местный историко-художественный музей.
Отделочные работы близки к своему завершению, сообщает официальный сайт округа. Максимально сохранены элементы исторического здания: лестницы, розетки на потолке, балконы с видом на город. При этом строители позаботились о современной инженерной инфраструктуре, мерах пожарной безопасности.
Директор музея Юрий Апальков уверен, что это место станет центром историко-культурной среды. На сегодняшний день, кстати, сотрудниками проработано пять туристических маршрутов по городу.
Источник: газета «Коммуна» № 61 (26277), 06.05.2014 г.
На фото - здание аптеки Вейса. Фото сделано в 2010 году.

CDs
CDs

Форумец

Offline

Сообщений: 153

Регистрация: 09.11.2005 в 01:06

Возраст: 2020 лет

11.06.2014 в 21:06

О борисоглебской домовой резьбе и деревянных наличниках
http://www.youtube.com/watch?v=ANIk3gPfCHM

vik 01
vik 01

Форумец

Offline

Сообщений: 6250

Регистрация: 25.08.2010 в 16:06

Возраст: 53 года

03.09.2014 в 12:05

Коммуна, 29 февраля 1940 года.

vik 01
vik 01

Форумец

Offline

Сообщений: 6250

Регистрация: 25.08.2010 в 16:06

Возраст: 53 года

09.09.2014 в 12:16

Коммуна, 09.09.2014
В райцентре Борисоглебск Воронежской области открыт памятник медикам-ветеранам
Второго сентября в городе Борисоглебске Воронежской области состоялось открытие памятника медицинским работникам Борисоглебского района, воевавшим на фронтах и работавших в госпиталях в годы Великой Отечественной войны. Об этом сообщает Департамент здравоохранения Воронежской области.
В первые дни войны на фронт ушли 58 борисоглебских медработников. Среди них такие прославленные врачи, как первый главный врач Борисоглебской районной больницы, Почетный гражданин г. Борисоглебска Николай Федорович Зарщиков, заведующий акушерским отделением, первый директор Борисоглебского медицинского училища Александр Александрович Аблесимов, заведующий терапевтическим отделением Илья Давидович Зарцын, заведующий гинекологическим отделением Семен Иванович Рышкин, и многие другие. В госпиталях оперировал Моисей Львович Цитовский – офтальмолог, автор 28 научных работ.
В годы войны в городе Борисоглебске располагались 17 госпиталей.
На торжественном открытии памятника медикам выступили ветераны войны, представители администрации, врачи, медсестры, школьники и студенты медколледжа.

vik 01
vik 01

Форумец

Offline

Сообщений: 6250

Регистрация: 25.08.2010 в 16:06

Возраст: 53 года

16.09.2014 в 11:56

Коммуна, 9 апреля 1936 года.

vik 01
vik 01

Форумец

Offline

Сообщений: 6250

Регистрация: 25.08.2010 в 16:06

Возраст: 53 года

23.09.2014 в 10:13

Коммуна, 23.09.2014
«Живая газета» против мелодрамы
Поиски и находки
1920-е – самый малоизученный период культурной жизни Борисоглебска
Виталий Черников
Летописцу провинциального театра могло бы сильно помочь изучение местных газет того периода. Возможно, однажды мне доведётся листать чудом уцелевшую подшивку. Реконструировать хотя бы отдельные фрагменты картины приходится порой на основе косвенных «улик».
Прежде всего надо понимать: после 1917 года в театре появился новый зритель. Участь большинства из тех, кто приходил перед войной в городской сад на представления музыкально-драматического кружка любителей, была незавидна. Кто-то бежал из города, кого-то убили; оставшиеся станут при Советской власти в значительной части бесправными маргиналами.
«Обычная наша театральная публика, состоящая из богатых, зажиточных и интеллигентных людей, постепенно исчезла, - вспоминал Фёдор Шаляпин. – (…) скоро солдаты, рабочие и простонародье уже господствовали в составе театральных зал».
«Дело в том, - объясняет историк Виолетта Гудкова, - что на какое-то время вход в театры стал бесплатным, и теперь на спектакль мог забрести и случайный прохожий. И в театр потянулись толпы любопытствующих обывателей».
Шаляпин не склонен был к умилению: «Правда то, что народ в театр не шёл и не бежал по собственной охоте, а был подталкиваем либо партийными, либо военными ячейками. Шёл он в театр «по наряду». То в театр нарядят такую-то фабрику, то погонят такие-то роты».
Реакция аудитории во время представления была крайне непривычной для актёров: зал дружно ухохатывался над умирающим персонажем и молчал там, где следовало смеяться. По словам Виолетты Гудковой, «прежняя сцена и обновлённый зал говорили на разных языках. Пластика (психология) актёра старой реалистической школы, воспитанного на высоких классических образцах, диссонировала с поведенческими привычками «сырого зрителя» улицы».
В то же время «появилось множество самодеятельных спектаклей и собственноручно сочинённых пьес, будто вся страна превратилась в сценические подмостки, на которых разворачивалась самозабвенная игра». Опыт Народных домов оказался гораздо более ценен для новой власти, чем опыт академических театров.

Костяк театральной студии, созданной осенью 1919 года в Тамбове сторонником Мейерхольда Н.М.Ряжским (Варзиным), составили студийцы Губпролеткульта. В её задачи входила агитационно-просветительская работа. Выступали на заводах, в воинских частях, под открытым небом.
В книге Андрея Крусанова «Русский авангард» сообщается, что самое масштабное представление было разыграно на Соборной площади города 1 мая 1920 года: в нём участвовали около 400 человек – представители театральных кружков и красноармейцы. Агитколлектив в 1921-м получил помещение и статус Первого Пролетарского театра Губполитпросвета. В сентябре труппа показала в Козлове «Мистерию-буфф» Владимира Маяковского и «Зори» по Эмилю Верхарну. Обращаясь к этим пьесам, Ряжский также следовал за Мейерхольдом.
Вскоре театр был закрыт «в связи с общим переходом на хозрасчёт». Ряжский, организовав в апреле 1922 года театральные курсы, замыслил новую версию «Мистериибуфф» - куда более масштабную. Представление под открытым небом, однако, удалось доиграть лишь наполовину: хлынул сильный дождь, и зрители разбежались.
За происходящим в Тамбове борисоглебские единомышленники Ряжского, конечно, следили. Хотя о такой массовке, как в губернском центре, местным энтузиастам «живых газет» оставалось лишь мечтать. Некоторые детали работы земляков сохранил в своих мемуарах художник Пётр Шолохов. Весной 1920 года он, тогда девятнадцатилетний учитель рисования, по распределению школьного совета был командирован в комсомольскую агитбригаду как художник-декоратор.
Вернёмся немного назад. Дело в том, что первые шаги будущей уездной комсомольской организации были связаны с театром напрямую. В начале 1918-го группа молодёжи, работавшей в железнодорожных мастерских, объединилась в кружок «для подготовки партии новых членов и для участия в общепролетарской борьбе против капитализма», рассказывается в краткой истории организации, подготовленной, видимо, к её пятилетию и хранящейся ныне в Государственном архиве общественно-политической истории Воронежской области.
В общепролетарской борьбе молодые рабочие участвовали, прямо скажем, не совсем канонично: кружок «занимался устройством вечеров, постановкой спектаклей, но планов и программы своей работы как политическая организация он не имел, указаний же ниоткуда не было». Так и ставили бы спектакли, если бы один из рабочих П.М.Корольков не отправился в Воронеж на съезд железнодорожников и не узнал о существовании местной организации молодёжи. Так кружок обрёл новый статус.
Интерес к театру продолжал играть важную роль и в жизни свежеобразованного союза рабочей молодёжи. В привезённом из Воронежа и принятом (за исключением нескольких пунктов) его уставе говорилось о необходимости создания секций: драматической, музыкальной, хоровой, спортивной, а также библиотеки, читальни и собственного печатного органа. Часть средств удалось собрать, поставив два спектакля на выделенной союзу сцене (впоследствии «железнодорожный театр» сгорел).
«Через три месяца, - сообщается далее в «Истории Борисоглебской уездной организации Российского коммунистического союза молодёжи», - союзом был занят железнодорожный сад. В саду стали устраивать спектакли и вечера с танцами, что очень привлекало молодёжь». Два года спустя у энтузиастов (или тех, кто продолжил их дело) уже имелся опыт воздействия на зрителя.
В окрестностях Борисоглебска таились антоновцы; мать юного художника Шолохова, провожая его в дорогу, не скрывала тревоги. На склоне лет Пётр Иванович вспоминал: «В нашей группе пять подвод, комсомольцы-агитаторы, любители-артисты обоего пола, соответствующая литература, оружие для охраны и скудное продовольствие. Маршрут Чегорак – Богана – Малая Грибановка. Конечный пункт – село Уварово, центр борьбы, бандитских налётов и всяческих неожиданностей. Мой приятель Борис Карасик, худенький, небольшого роста еврей, едет в качестве суфлёра и дублёра на все несложные роли».
(Продолжение следует)
Источник: газета «Коммуна» № 130 (26346), 19.09.2014г.
На фото: Здание, в котором в 1918 году располагался Борисоглебский уком РКСМ.
Фото из фондов ГАОПИ Воронежской области

Наверх